Форум » Угра и окрестности » Усадьбы и парки » Ответить

Усадьбы и парки

Дмитрий М: В теме предлагаю выкладывать информацию по исторически значимым усадьбам и паркам района.

Ответов - 13

Дмитрий М: Не совсем Угра, по дороге от Гжатска на Темкино. СКУГОРЕВО – бывшее владельческое сельцо в Гжатском уезде. Расположено в Васильевской сельской администрации Темкинского района. Усадьба была основана в середине ХVIII в. как центр владений Воейковых, которые занимали значительную часть Гжатского и часть Юхновского уездов. На редком по красоте и живописном месте, "на возвышенности с обзором в 20 верст" в 1776 г. был построен великолепный каменный двухэтажный дворец с примыкающими боковыми крыльями, соединяющими его с двумя каменными флигелями; сооружены служебные и хозяйственные постройки, заложен большой парк с системой прудов, оранжереями и цветниками. Усадьба славилась своим богатством, роскошным оформлением, обилием произведений искусства и большой библиотекой. В историю войны 1812 г. Скугорево вошло как первая ставка поэта-партизана Дениса Давыдова на Смоленщине и как место активных действий партизанского отряда под командованием рядового Киевского драгунского полка ермолая Четвертакова. Последний владелец усадьбы из рода Воейковых – отставной гвардии подпоручик Петр Степанович Воейков неоднократно избирался гжатским уездным предводителем дворянства (в 1868-1885 гг.). 20 октября 1871 г. ему было присвоено звание Почетного гражданина г. Гжатска за то, что он “пожертвовал деньги на устройство временного моста через реку Гжать”. Не имея прямых наследников, он завещал свое имение дальней родственнице из семьи генерала Демерчикова, которая продала его в 1891 г. за 60 тыс. руб. адвокату Дерюжинскому, а последний перепродал в 1894 г. за 90 тыс. руб. министру юстиции, статс-секретарю Н.В. Муравьеву (1851-1908 гг.). При нем имение приобрело вторую жизнь, став одним из культурных гнезд Смоленщины, "самым крупным имением с лучше других поставленном в хозяйственном отношении". Осенью 1896 г. Н.В. Муравьев открыл для крестьянских детей школу, а через два года – во вновь построенном здании, "светлом, сухом и теплом", – церковь-школу. Большую часть здания занимала школа, отделенная от храма легкими передвижными щитами, которые во время богослужения раздвигались, и школа тогда становилась продолжением храма, где свободно помещались до 400 человек. Иконы для храма написал местный иконописец Корольков. Церковную утварь, многочисленную и богатую, подарил известный адвокат, присяжный поверенный Ф.Н. Плевако, который был другом Н.В. Муравьева и часто посещал его усадьбу. На освещении храма в августе 1898 г. присутствовали Смоленский епископ Никанор, губернатор В.О. Сосновский (см.), адвокат Ф.Н. Плевако (был тогда же избран церковным старостой и почетным попечителем школы) и другие именитые гости. В этом же 1898 г. Муравьев открыл школу молочного хозяйства (скотоводства, сыроварения и маслоделия), куда принимались крестьянские дети не моложе 17 лет, имеющие начальное образование. Во время двухлетней учебы они получали стипендию 100 руб. и по 40 руб. на питание. По окончании школы учащиеся проходили годовую практику в лучших соседних хозяйствах. Для борьбы с пожарами, которые были тогда частым бедствием, в С. была создана вольная пожарная дружина, обеспеченная необходимым инвентарем за счет владельца усадьбы. В 1918 г. имение было национализировано, на его базе создан совхоз. Усадьбв оказалась настолько богато оформленной и с таким количеством художественных ценностей и книг, что губернские власти приняли решение сохранить ее, сделав "Музеем-усадьбой Скугорево". Музей работал бесконтрольно до 1920 г. В 1921 г. комиссия по проверке усадебных ценностей таковых не обнаружила. Из богатой мебели часть оказалась у работников совхоза, от некогда огромной библиотеки на чердаке было обнаружено около 400 книг. Оказалось, что уездные власти использовали ценности в качестве приданого своим детям, что и зафиксировано в акте обследования уже не существовавшего музея. Спасти удалось немного: в Москву в Румянцевский музей было доставлено несколько ящиков с книгами (описи их нет) и несколько картин и скульптур в распоряжение Российского музейного фонда. Часть историко-культурных и художественных ценностей подверглась расхищению и разрушению временем и людьми, другие, взятые на гос. учет, вплоть до 1928 г. оставались в Скугорево. Некоторые из них (“Портрет П.М. Муравьевой” и “Мужской портрет” работы Ф.А. Тулова и др.) в настоящее время хранятся в Смоленском музее-заповеднике. Судьба других пока не известна. От прежней усадьбы сохранились руинированные остатки бывшего дворца и флигелей, прослеживаются фундаменты других строений; частично сохранился старинный парк с высохшими прудами. Место просто интереснейшее. Может кто был и есть фото?

Дмитрий М: Не менее интересная усадьба, по той же дороге Гжатск-Темкино, не далеко от Скугорево. В прошлом – владельческое село в Гжатском уезде. В конце ХVIII в. император Павел I пожаловал подполковника Казачьего полка (входил в императорский конвой) графа Василия Орлова-Денисова имением в Гжатском уезде, где и была тогда же основана усадьба: построены деревянные усадебный дом и хозяйственные строения, разбит парк с прудами. Усадьба стала именоваться по имени ее владельца Васильевское. Граф Василий Васильевич Орлов-Денисов (1775-1843) к началу 1812 г. в звании генерал-майора командовал лейб-гвардии Казачьим полком, во время Отечественной войны был командиром партизанских казачьих отрядов, особенно отличившихся в боевых действиях на территории Смоленской губ. (разгром и пленение бригады генерала Ожеро под селом Ляхово и др.), затем был начальником личного конвоя императора Александра I, генерал-адъютантом, генералом от кавалерии, удостоен множества наград. Портрет его помещен в Военной галерее Зимнего дворца. В 1826 г. в В. вместо сгоревшего в 1812 г. деревянного дома Орлов-Денисов построил новое дворцового типа каменное двухэтажное (3-й этаж надстроен позднее) здание с двумя отдельно стоящими двухэтажными каменными флигелями, круглое с восемью полуколоннами сооружение для артезианского колодца, расширил регулярный и пейзажный парки со сложной системой прудов и каналов, канал окружал и усадебный дом, перед которым было сооружено озеро с очертаниями двуглавого орла. В 1834 г. граф построил каменную церковь во имя Николая Чудотворца. Усадьба по наследству перешла к старшему сыну – графу Федору Васильевичу Орлову-Денисову (1806- 1865), генерал-адъютанту и генерал-лейтенанту (женат был на Елизавете Алексеевне, урожденной Никитиной), а от него к сыну генералу Николаю Федоровичу Орлову-Денисову, который не имел прямых наследников, передал имение своему племяннику, сыну сестры графини Александры Федоровны, в замужестве графини Граббе. Новый владелец имения (с конца ХIХ в.) граф Александр Николаевич Граббе (1864-1947) приходился внуком декабристу, впоследствии полному генералу и члену Государственного Совета, возведенному в 1866 г. в графское достоинство, Павлу Христофоровичу Граббе. Генерал-майор А.Н. Граббе служил начальником личного конвоя императора Николая II. Жил он в Петербурге в своем доме на Моховой улице, а в усадьбу приезжал только в летнее время. Чаще здесь бывала его жена Мария Николаевна, урожденная Безак (дочь известного генерала Н.А. Безака), с сыновьями Георгием (род. в 1895 г.), Николаем (род. в 1897 г.) и Павлом (род. в 1901 г.). Ныне потомки графов Граббе проживают в США. В 1914 г. в журнале “Столица и Усадьба” (№ 9) дана краткая справка об усадьбе В., в которой, в частности, записано: “Художественный интерес дома этой усадьбы сосредоточен на внутреннем убранстве и особенно в росписях потолков. Плафоны эпохи расцвета ампира выполнены, главным образом, орнаментальными сюжетами, но иногда встречаются и изображения фигур”. В домах была великолепная стильная мебель и большое количество произведений искусства. В 1918 г. имение было национализировано, на его базе создали совхоз. Часть художественных ценностей (картин, скульптур и мебели) была вывезена в музеи, судьба остальных, а также семейного архива и большой библиотеки, неизвестна. В настоящее время от усадебного комплекса сохранились трехэтажный усадебный дом, два двухэтажных флигеля: в одном расположены квартиры рабочих, другой с 1987 г. пустует и разрушается; сооружение артезианского колодца не используется; церковь разрушена. Сохранились (к востоку от дома) немногие остатки регулярного липового парка, пруды пересохли, а окаймлявшие их серебристые тополя почти все выпилены. Лучше сохранился пейзажный парк (к югу, северу и западу от дома), он сильно зарос подлесьем, и парковые дорожки прослеживаются только по кустам сирени, посаженной когда-то вдоль дорожек и некоторых аллей. Сохранилась большая липовая аллея, ведущая от дома на север к речке Полоть, за которой тоже была часть парка (сохранились в его зарослях окаймленные сиренью площадки). В марте мы с Игорем не сумели к нему подъехать, посмотрели из далека. 3-х этажная коробка без окон. Рядом братская могила времен войны (1693 захоронения). Впечатление гнетущее, убито все.

RedMaks: Думаю,надо будет организовать поездку по таким местам,с фото-видео фиксацией и опросом населения.... Я считаю,что общаясь с местными краеведами,мы сможем подчерпнуть для себя много интересного и познавательного!!

Дмитрий М: Только потдерживаю.. Пытался допросом местного населения понять, что за церковь была рядом с дачей, но добился: - Высокая-я-я-я-я-я.. - Старая-я-я-я-я.. - Склепы-ы-ы.. - Ярмарки до войны каждую пятницу и карамельки-и-и-и.. - Взорвали в 1951-52 году.. А церковь реально старая была, но в Инете ее нет.. Куда обращаться.. Думаю в Калужскую Патриархию, уж больно интересно что к чему.. Ответ больше в тему "Церкви и монастыри", но усадьбы в таком же зачуханном состоянии!

Дмитрий М: Остатки основного дома усадьбы.. А это малый дом слева, перед правым фасадом основной усадьбы..

СЛЕДОПЫТ: Дмитрий М пишет: Остатки основного дома усадьбы.. Епть!!! Надо туда обязательно прокатиться...

Дмитрий М: Что смущает в этом доме.. Бетонные перекрытия. Видно его ремонтировали при Советской власти.. А так здание впечатляет. И история (см выше) тоже..

Дмитрий: Материалы из Тёмкинского краеведческого музея. Усадьба Пречистое Владельцы усадьбы: Голицыны, Муромцевы. ПРЕЧИСТОЕ, село Гагаринского района. Усадьба Голицыных-Муромцевых ХIХ в. Расположена в центре села, на открытом и ровном участке. От большой парадной усадьбы сохранились ишь дом и стоящая поодаль церковь Успения. В XVIII -XIX вв. Имение принадлежало князьям Голицыным. По заказу одного из них (Дмитрия Михайловича) в 1807 г была сооружена нынешняя церковь, а в 1841 г. отдельно стоящая колокольня. Вскоре после этого усадьба переходит во владение графа А.Муромцева. В наши дни усадебный дом и церковь (колокольня разобрана) главенствует в застройке села. Главный дом – оригинальный памятник архитектуры конца XIX в., выполненный в духе средневекового европейского зодчества, в первую очередь, английской готики. Сооружен из кирпича, с отдельными оштукатуренными элементами фасадов, а также белокаменными деталями и лепным декором. Основное двухэтажное здание дворцового типа в плане прямоугольное, с угловым въездом и двумя примыкающими к нему парадными фасадами. С восток и юга дом окружен эффектной белокаменной террасой с шарами на массивных столбах и чугунной оградой. Узкая галерея соединяет дом с одноэтажным служебным флигелем к западу от него. Интересны металлические решетки: ампирного рисунка с переплетающимися кругами у террасы, и барочная, с пышными завитками, –у балкона. Внутри дома справа от углового въездного тамбура расположен длинный вестибюль, из которого дверь ведет в большое квадратное помещение в центре здания с лестницей на второй этаж. Справа от него - обширный прямоугольный зал, прямо – узкий коридор, соединенный через переход со служебным корпусом и его отдельными помещениями. В прямоугольном зале сохранилось нарядное убранство в стиле неоклассицизма. Лит.: Архитектурные памятники Смоленской области: каталог. – Кн.. – Москва, 1987. О.Ю. Михайлова. САМУЙЛОВО (в крепостную эпоху было известно и под другим названием – Алексияновка) – центр Самуйловского муниципального образования, Гагаринский район и АО "Кармановский", в 25 км на север от г. Гагарин. В прошлом – богатая усадьба князей Голицыных. В их самуйловском имении было более 20 деревень, в которых насчитывалось свыше 3,5 тыс. душ мужского пола, более 35 тыс. деесятин земли. В С.находились православная церковь, становая квартира, больница и сыроваренный завод. Ежегодно проводилось 2 ярмарки. Известно замечательным архитектурным памятником - дворцом, построенным по проекту выдающегося архитектора Тома де Томона (в настоящее время сохраняются его руины). До 1885 года усадьба находилась в роде Голицыных, а затем была продана с торгов и неоднократно переходила из рук в руки. Уже в начале ХХ в. она была в запущенном состоянии, и к настоящему времени от обширного усадебного комплекса сохранились в полуразрушенном виде дворец с флигелями, одна из служебных построек, система прудов и заросший парк. Первоначально ансамбль был большой парадной усадьбой зрелого классицизма. Он состоял из двух обособленных частей – парадной и хозяйственной, размещенных на противоположных сторонах прудов и ограниченных дорогами. Центр парадной части и всего ансамбля - великолепный дворец с колоннадами и флигелями по сторонам. От дворца высокий берег террасами спускается к прудам, окруженным обширным пейзажным парком. Лишь небольшая часть парка – перед противоположным фасадом – имела строго геометрический план из 20 прямоугольных частей, образованных пересекающимися аллеями. Дальний угол парка между двумя дорогами был разбит в виде целого пучка аллей, расходящийся и з одной точки. Главным въездом в усадьбу служила липовая аллея, проходившая к парадному двору через мост на прудах. Дворец –прекрасный образец усадебного дома в стиле классицизма, выполненный со столичным размахом. Огромное здание построено из кирпича и оштукатурено, в деталях ордера широко использовался белый камень. Внутри помещения дворца, имевшие плоские перекрытия, составляли в центральной части первого этажа две парадных анфилады из трех зал, – доля дворового и паркового фасадов. Более длинная дворовая анфилада продолжалась в комнатах боковых крыльев. Короткую парковую анфиладу составляли более крупные помещения, среди них - центральный двухцветный зал, образующих полукруглый выступ. В низком верхнем этаже дворца располагались жилые комнаты. Роскошная внутренняя отделка парадных помещений включала в себя настенные росписи и лепнину. Служебная постройка представляет собой сильно вытянутое прямоугольное сооружение с белокаменными деталями в декоре кирпичных стен. Состоит из двух длинных одинаковых одноэтажных корпусов в скромных формах классицизма, соединенных более высокой и парадной двухэтажной частью. Боковые корпуса оформлены гораздо строже: прямоугольные ниши над окнами и простой карниз в завершении стен. Внутри каждого из корпусов находилось одно большое помещение (конюшня?) с двумя въездами из центральной части. В мае 1861 в С. произошло хорошо известное в исторической литературе восстание крестьян, связанное с их недовольством условиями освобождения из крепостной зависимости и подавленное воинской силой. До 1922 г. С. было волостным центром Гжатского уезда. В 1922 г. волость была переименована в Трисельскую (по деревне Триселье, расположенной неподалеку), а затем была поделена между соседними волостями. С 1929 г. С. – центр сельсовета, который до 1960 г. входил в Кармановский, а после его ликвидации – в Гагаринский район. Лит.: Список населенных мест по сведениям 1858 г. – Смоленская губ. – СПб, 1868. – С.158. – № 4368; Россия: Полное географическое описание нашего Отечества. – Т.9. – СПб. – С.347; Будаев Д.И. Крестьянская реформа 1861 г. в Смоленской губернии. – Смоленск, 1967. – С.93-95; Васильева Л.П. Старые парки Смоленщины. – Смоленск, 1981; Архитектурные памятники Смоленской области: Каталог. – Кн.вторая. – Москва, 1987 г.

Дмитрий: Достояние республики В 1921 году в Гжатский уезд (ныне Гагаринский район Смоленской области) Музейным управлением Смоленского губернского отдела народного образования были направлены инструктор-эмиссар А.В. Китаев и сотрудница картинной галереи 3.Н. Мартынова. Они должны были выяснить, в каком состоянии находятся уникальные и ценнейшие произведения искусства, доставшиеся советской власти после разорения дворянских усадеб. Вот представленный ими отчет. "На здании, в котором помещается Гжатский художественный музей, красуется вывеска с обозначением: "Музей открыт ежедневно, за исключением праздников, с 10-ти утра до 4-х часов дня". Наши неоднократные попытки попасть в музей в указанные часы не увенчались успехом. С большим трудом черным ходом мы проникли внутрь здания и долго бродили по коридорам музея. Картины и статуэтки, помещенные в коридоре, если бы мы того захотели, могли быть вынесены нами на улицу, сложены на воз и увезены: никто не преградил бы нам дорогу. Мы решили во что бы то ни стало разыскать хранителя музея и, наконец, нашли туговатую на ухо, лет 70-ти, старуху. После долгих объяснений со старухой в форме криков и жестов мы поняли, что она официальное лицо – сторожиха музея. Ввиду острой подозрительности, проявленной старухой к двум гражданам, пришедшим посмотреть музей, мы вступили с нею в дипломатические переговоры, в результате которых выяснилось: 1. Фамилия заведующего музеем неизвестна; 2. Когда он бывает в музее – неизвестно; 3. Его адрес – неизвестен; 4. Музей закрыт, когда открыт – неизвестно. В Гжатском Отнаробе (отдел народного образования. – Д.Т.) нам удалось узнать, что заведующий музеем некто Журавлев, что в настоящее время в музее помещается школьная библиотека. Счастливый случай после долгих и тщетных поисков свел нас с Журавлевым, с которым мы направились в музей для официального его обследования. Журавлев заявил, что каталогов и описей не имеется, что принимал он музей от своего предшественника по простым спискам вещей, да и те сохранились не целиком. На основании удостоверений Губземотдела мы обратились в Гжатский Райсовхоз с просьбой предоставить нам транспортные средства для поездки в имения, находящиеся в распоряжении Райсовхоза. Нам ответили, что такими пустяками, как художественно-историческое обследование имений, заниматься в столь горячее время, как весенний сев, – преступление, что они, гжатские Райсовхозцы, лучше Земотдела знают, когда можно и когда нельзя давать лошадей эмиссарам, комиссарам и прочим барам… Пришлось нанять вольного извозчика до Варганова (25 верст до Гжатска). Около 50% варгановских ценностей, зарегистрированных в 1918 году, или отсутствуют или находятся в неудовлетворительном состоянии... Опечатанные сундуки и бюро красного дерева с архивом найдены взломанными, печати сорваны. В сундуке 18 вместо архива – худые кастрюли и старые лампы. На Варгановском чердаке найдено огромное количество книг без всякого присмотра, в большом беспорядке разбросанных по всей площади чердака, причем многие из книг бесцельно разорваны в клочья. Тов. Герасимов, агроном Райсовхоза, участвовавший в Комиссии по приему Варгановского имения, заявил, что сундуки с архивом взломаны Комиссией ввиду того, что Комиссия захотела проверить содержимое сундуков; почему и как в сундук с архивом попали старые кастрюли – ему неизвестно. Голицыно – небольшое имение, в 50-ти верстах от Гжатска. По всей вероятности, удаленность от города спасла этот небогатый, но вполне аристократический уголок от окончательного разгрома. В Голицыно до самого последнего времени барский домик сохранял облик "тургеневской усадьбы". Одно обстоятельство сыграло важную роль в сохранности имения и главным образом особняка. Заведующий имением – крестьянин, почти неграмотный Шатыгин, сильный как медведь и наивный как ребенок, гнал в шею каждого, кто пытался обобрать усадьбу, но истинным друзьям культурных форм бытия оказывал всегда самое широкое гостеприимство. К сожалению, дня за два до нашего приезда Райсовхоз прислал нового заведующего – человека в форменной фуражке, который в первый же день своего приезда занял под свою квартиру центральный особняк и, конечно, не замедлил разрушить этот удивительный комнатный тургеневский лад, который своею мебелью, безделушками, книгами, фотографиями, портьерами и проч. создавал настоящее очарование небогатого, но бесконечно милого уголка. В Скугарево, как известно, в 1918 году был организован Стефанским (известный русский художник. – Д.Т.) Художественный музей, занимавший 4 комнаты в Скугаревском дворце. Результаты нашего обследования: музея налицо не оказалось, заведующий музеем оказался налицо. Имущество музея частью найдено в запасных комнатах в состоянии полного пренебрежения к нему со стороны ответственных лиц, частью в квартирах администрации, служащих и рабочих, частью в других Госплемхозах, частью исчезло бесследно. Районный управляющий тов. Басов ставил нам на каждом шагу в деле исполнения нами служебных обязанностей всевозможные рогатки, временами просто издевался, чувствуя свою безнаказанность, отказывался под различными предлогами от дачи нужных сведений. Мы показали ему декрет и инструкции, дали самые подробные разъяснения, но и это не помогло. Басов заявил, что районное управление подчиняется исключительно Московскому Отделу Животноводства и никому больше. Васильевское до сих пор сохраняет явственные следы былой красоты и величия. Мы нашли на месте часть обстановки в стиле "ампир". Большая часть мебели, по заявлению администрации, взята Юхновскими советскими организациями и отдельными влиятельными работниками. Среди местных граждан упорно держится слух, что имущество графа Граббе (и затем Чемерзина), владельца Васильевского, было расхищено легальным путем в форме выдач приданого невестам ответственных юхновских работников, которые женились, разводились, вновь женились и вновь получали приданое для своих невест из богатейшего гардероба графа и графини и графской обстановки. Некоторые ловкие люди проделывали эту махинацию по три, по четыре раза. Самуйлово представляет кошмарную картину дикого разрушения. В грандиозном дворце нет не только ни одной картины или стула, даже оконные, дверные рамы, полы, камины из стен растащены... Дмитрий Тихонов Источник: Газета «АЛФАВИТ», номер 11 (121) от 14 марта 2001 года

Дмитрий М: Дмитрий М пишет: От прежней усадьбы сохранились руинированные остатки бывшего дворца и флигелей, прослеживаются фундаменты других строений; частично сохранился старинный парк с высохшими прудами. Я был в шоке. Специально заехал посмотреть. Место шикарное, правда оттуда видно км так за 10-20 все вокруг. Парк, да, старый и заросший. А вот от усадьбы мало чего, чуть ли не до сих пор разбирают на кирпичи. Часть было складами и ремотными мастерскими. Жилых домов штук 15. Местные про вопрос об усадьбе говорят типа - ну да, старая усадьба.. Типа хрен с ней. Ужас..

Екатерина Юдина: Дмитрий М пишет: Местные про вопрос об усадьбе говорят типа - ну да, старая усадьба.. Типа хрен с ней Тяжело на это смотреть... Плакать хочется.....

Дмитрий М: Екатерина Юдина пишет: Тяжело на это смотреть... Плакать хочется Это не то слово. Особенно если знаешь чуть ее историю. И варварство это никак не объяснишь местным. Типа, а что тут такого ? Чего пристали ? На меня смотрел человек как на аборигена, который добровольно бьет машину, что бы доехать и посмотреть эти руины..

Екатерина Юдина: Я тут как-то зашла на сайт "Москва, которой больше нет". Я реально ревела. Хорошо, что еще старые фото остались, а то так бы вообще ничего не узнали. А на счет аборигенов ..., прежде всего это "разруха в головах".



полная версия страницы