Форум » Великая Отечественная война » Командиры.. » Ответить

Командиры..

Дмитрий М: В теме предлагаю выкладывать судьбы командиров частей, сражавшихся в пенатах - фронтового, армейского, дивизионного, бригадного, полкового звена. Они это заслужили одним - Победой.

Ответов - 27, стр: 1 2 All

Дмитрий М: Командир многострадальной 33 армии. Прибывал в должности командарма с 18 октября 1942 года по 13 марта 1944 года. Почти 17 месяцев. Кратко биография: Гордов Василий Николаевич (30.11.1896, село Матвеевка Казанской губернии - 12.12.1951), военный деятель, генерал-полковник (1943), Герой Советского Союза (1945). Сын крестьянина. С 1915 года участвовал в 1-й мировой войне старшим унтер-офицером. В 1917 году В.Н. Гордов вступил в Красную Гвардию, а затем в Красную Армию. Во время Гражданской войны командует ротой, батальоном, полком. Окончил курсы "Выстрел" (в 1925 и 1927 годах), в 1932 году - Военную академию им. М. В. Фрунзе. Командовал дивизией и был начальником штаба военного округа. С 1935 начальник штаба и командир, стрелковой дивизии, начальник штаба ряда военных округов. В годы Великой Отечественной войны генерал Гордов - начальник штаба и командующим 21-й армией (июнь - сентябрь 1941 года и октябрь 1941года - июнь 1942 года). С 23 июля по 12 августа 1942 года он, - командующий Сталинградским фронтом, но за просчёты в управлении войсками от должности отстраняется, после чего, в октябре 1942 года получает назначение командующим 33-й армией (до марта 1944 года). 9 сентября 1943 года командарму В.Н. Гордову присвоено воинское звание генерал-полковник. 10 марта 1944 года Военный совет Западного фронта выносит постановление в котором квалифицирует как самоуправство приказ командующего 33-й армией Гордова В.Н. о расстреле ни в чём не повинного офицера - гвардии капитана Александра Трофимова, агитатора политотдела 274-й стрелковой дивизии, с указанием: "Приказ войскам 33-й армии по вопросу о расстреле гвардии капитана Трофимова, как неправильный, отменить"... Со 2 апреля 1944 года до победоносного завершения войны над гитлеровской Германией генерал-полковник Гордов В.Н. возглавляет 3-ю гвардейскую армию. Войска под командованием Гордова В.Н. участвовали в боях на Юго-Западном фронте, в Сталинградской битве, на Западном фронте, в освобождении Украины и Польши, в Берлинской операции. После войны генерал-полковник Гордов В.Н. командует войсками Приволжского военного округа (1945-1947 годы). Арестован в январе 1947 года вместе со своими подчинёнными: бывшим заместителем командующего Приволжского ВО генерал-лейтенантом Г.И. Куликом (разжалованным в 1942 году из Маршала Советского Союза до генерал-майора) и начальником штаба этого же округа генерал-майором Ф.Т. Рыбальченко, по обвинению в якобы вынашивании ими террористических планов в отношении членов советского правительства. Приговорён к расстрелу по приговору Военной коллегии Верховного Суда СССР от 24-25 августа 1950 года. Приговор приведён в исполнение. 11 апреля 1956 года Военная коллегия Верховного Суда СССР своим определением прекратила уголовное дело в отношении Гордова В.Н. (как и в отношении и Кулика Г.И., и Рыбальченко Ф.Т.) за отсутствием в его действиях состава преступления. Он был посмертно реабилитирован, с восстановлением в воинском звании генерал-полковник, звании Герой Советского Союза и в правах на государственные награды: 2 ордена Ленина, 3 ордена Красного Знамени, 3 ордена Суворова 1-й степени, ордена Кутузова 1-й степени, Красной Звезды и медали. А вот выдержка из доклада Маленкова по Западному фронту и конкретно по 33 армии Гордова: Доклад Комиссии ГКО тов. Сталину 11 апреля 1944 г. № М-715 По приказу Ставки Верховного Главнокомандования Чрезвычайная Комиссия в составе члена ГКО тов. Маленкова (председатель), генерал-полковника Щербакова, генерал-полковника Штеменко, генерал-лейтенанта Кузнецова и генерал-лейтенанта Шимонаева провела работу штаба Западного фронта и на основании этой проверки установила следующее: VIII. О положении в 33-й армии в период командования генерал-полковника Гордова 33-я армия во многих операциях на Западном фронте занимала центральное место, ей придавались значительные средства усиления, командование фронта уделяло армии большое внимание и считало командира Гордова лучшим командующим армии. Однако факты показывают обратное. Нигде так плохо не был организован бой, как в армии Гордова. Вместо тщательной подготовки операции и организации боя, вместо правильного использования артиллерии Гордов стремился пробить оборону противника живой силой. Об этом свидетельствуют потери, понесенные армией. Общее количество потерь, понесенных 33-й армией, составляет свыше 50% от потерь всего фронта. Вопреки указаниям Ставки, запрещавшим использование в бою специальных подразделений как обычную пехоту, Гордов нередко вводил в бой разведчиков, химиков и саперов. К числу наиболее тяжких проступков Гордова следует отнести факты, когда Гордов весь офицерский состав дивизии и корпуса направлял в цепь. В своем приказе от 4 сентября 1943 г., адресованном командиру 173-й стрелковой дивизии полковнику Зайцеву и командирам полков подполковнику Милованову, подполковнику Сизову, майору Гуслицер, Гордов требовал: «Весь офицерский состав поставить в боевые порядки и цепью пройти лес, назначив небольшие отряды для выкуривания автоматчиков из их гнезд». И дальше Гордов в приказе писал: «Лучше нам быть сегодня убитыми, чем не выполнить задачу». 4 сентября 1943 года Гордов приказал начальнику штаба 70 ск генерал-майору Иконникову: «Немедленно все управление корпуса отправить в цепь. Оставить в штабе только начальника оперативного отдела». Такие недопустимые действия Гордова приводили к дезорганизации управления боем и ничем не оправдываемым потерям в офицерском составе. За последние полгода в 33-й армии под командованием Гордова убито и ранено 4 командира дивизии, 8 заместителей командиров дивизий и начальников штабов дивизий, 38 командиров полков и их заместителей и 174 командира батальона. Гордов преступно нарушил приказ Ставки о запрещении прибегать к расстрелам командиров без суда и следствия. Так, 6 марта по приказу Гордова без суда и следствия был расстрелян майор Трофимов, якобы за уклонение от боя. На самом деле, как установлено следствием, майор Трофимов не был виноват. Во время боевых действий управление со стороны Гордова сводилось к ругани и оскорблениям. Гордов часто прибегал по отношению к своим подчиненным к угрозам расстрела. Так было в отношении командира 277 сд генерал-майора Гладышева и командира 45 ск генерал-майора Поплавского. По заявлению ряда командиров, работавших с Гордовым, нечеловеческое отношение к людям, сплошная истерика так издергала их, что были случаи, когда командиры не могли командовать своими соединениями и частями. Командование фронта проходило мимо всех этих безобразий в действиях Гордова, не поправляло его и продолжало считать его лучшим командующим армией.

Дмитрий М: Я думал над этим и не совсем согласен - другую сторону никто не слушал.. Может офицеры вели себя так, что их только и под пулеметы надо было.. А может все как и в приказе - просто самодур..

Дмитрий М: Командовал той же многострадальной 33 армией с 8 июня 1942 года по 4 декабря 1942 (по инным данным по 18 октября 1942). На его совести лишняя кровь лета 1942 года по реке Воря. Хозин Михаил Семенович род. 10(22).10.1896 г. в с. Скачиха ныне Тамбовской обл. Участник 1-й мировой войны в звании прапорщика. В Красной Армии с 1918 г. Окончил курсы усовершенствования комсостава при Военной академии им. Фрунзе (1925 г.), курсы партполитподготовки командиров-единоначальников при Военно-политической академии (1930). В годы Гражданской войны командовал батальоном, полком, бригадой, в 1925 — 1939 гг. — дивизиями, корпусом, был заместителем командующего войсками Ленинградского военного округа. В 1938-1939 годах в звании командарма 1-го ранга стал командующим войсками Ленинградского военного округа. С 1939 г. — начальник Военной академии им. Фрунзе. Во время Великой Отечественной войны руководил тылом фронта резервных армий, был заместителем начальника Генштаба, начальником штаба Ленинградского фронта, командующим армиями, заместителем командующего Западным фронтом, командующим группой войск, войсками Приволжского военного округа. После войны в 1946 — 1956 гг. возглавлял Военно-педагогический и Военный институты, в 1956 — 1963 гг. руководил высшими академическими курсами и факультетом Военной академии Генштаба. С ноября 1963 г. — в отставке. Генерал-полковник (1943). Награжден 10 орденами, медалями. Умер 27.02.1979 г. Хозин может оспаривать у Еременко право на включение в книгу рекордов Гиннеса - вряд ли за всю историю войн был еще генерал, которого бы за одну войну снимали с должности 10 раз! Как раз, в разговоре со Сталиным, Жданов сообщил о сигналах заместителей комфронта Запорожца и Мельникова о "недостойном поведении Хозина", как командующего Ленинградским фронтом. Сталин бросил в трубку: - Разберись и доложи... Жданов запросил у Хозина объяснения по поводу обвинений, предъявляемых ему политработниками. 3 июня 1942 года Хозин написал письмо на имя Жданова, в котором указывал: "Запорожец обвинил меня в бытовом разложении. Да, два-три раза у меня были на квартире телеграфистки, смотрели кино... Меня обвиняют в том, что я много расходую водки. Я не говорю, что я непьющий. Выпиваю перед обедом и ужином иногда две, иногда три рюмки... С Запорожцем после всех этих кляуз работать не могу..." Жданов позвонил через два дня. После очередного доклада, в конце, добавил: - А Хозина лучше освободить... Нейдете ним дело. Приказом Ставки от 9 июня генерал -лейтенант М. С. Хозин был отстранен от командования Ленинградским фронтом. Правда, вскоре Сталин назначил его командующим армией (33-й а затем 20-й), а немного позже, присвоив звание генерал -полковника,- командующим Особой группой, далее - заместителем командующего Западным фронтом. Однако за передвижениями Сталин пристально следил. Промахов не прощал. Тот же Хозин 8 декабря 1943 года опять попал в приказ Ставки: " Генерал -полковника Хозина Михаила Семеновича за бездеятельность и несерьезное отношение к делу снять с должности заместителя командующего Западным фронтом и направить в распоряжение начальника Главного управления кадров НКО." А дальше (это в годы войны!!) должность командующего тыловым Приволжским военным округом. Вот такой был генерал.

Дмитрий М: Командующий 43 армии с 15 октября 1941 по 22 мая 1944 года. Больше 3 лет! Биография: Константин Дмитриевич Голубев родился 27 марта 1896 года в городе Петровске ныне Саратовской области. Русский. В царской армии с 1915 года. В 1916 году окончил Телавскую школу прапорщиков. Во время Первой мировой войны командовал ротой на Юго-Западном фронте. В Красной Армии с 1918 года. Во время Гражданской войны командовал взводом, ротой, полком. В 1926 году окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе. С 1928 года начальник штаба 29-й стрелковой дивизии, с 1933 года командир 22-й стрелковой дивизии. В 1939 году К.Д. Голубев назначен старшим преподавателем Военной академии имени М.В. Фрунзе, а в марте 1941 года — командующим 10-й армией Западного особого военного округа. В начале Великой Отечественной войны 10-я армия в ходе приграничного сражения в районе Белостока попала в окружение. Во главе небольшого отряда Голубеву удаётся вырваться из окружения и в конце июля он назначается командующим 13-й армией, участвовавшей в тот момент в битве под Смоленском. 15 октября 1941 года К.Д. Голубев назначен командующим 43-й армией. Под его руководством армия успешно участвовала в Смоленской и Белорусской наступательных операциях. Весной 1944 года в боях под Витебском генерал-лейтенант Голубев тяжело ранен и после излечения до октября находился в распоряжении Ставки ВГК. С октября 1944 года и до конца войны К.Д. Голубев 1-й заместитель уполномоченного СНК СССР по делам репатриации советских граждан из Германии и союзных государств. После войны до 1949 года на той же должности. Затем до 1956 года на преподавательской и военно-научной работе. Константин Дмитриевич Голубев скончался 9 июня 1956 года в Москве. А вот что писал о Голубеве генерал-полковник Еременко в бытность своего командования Калининским фронтом: "23 мая 1943 года… Что я обнаружил в 43-й армии? Командующий армией генерал-лейтенант Голубев вместо заботы о войсках занялся обеспечением своей персоны. Он держал для личного довольствия одну, а иногда и две коровы (для производства свежего молока и масла), три-пять овец (для шашлыков), пару свиней (для колбас и окороков) и несколько кур. Это делалось у всех на виду, и фронт об этом знал… Когда мы в академии изучали Русско-японскую войну, то от души смеялись над генералом Сахаровым, который возил в теплушке корову... А теперь у нас еще похлеще Сахарова оказался генерал Голубев. Смех и горе. Может ли быть хороший воин из этакого генерала? Никогда! Ведь он думает не о Родине, не о подчиненных, а о своем брюхе. Ведь подумать только - он весит 160 кг!. КП Голубева, как трусливого человека, размещен в 25-30 км от переднего края и представляет собой укрепленный узел площадью 1-2 гектара, обнесенный в два ряда колючей проволокой. Посредине - новенький рубленный, с русской резьбой пятистенок, прямо-таки боярский теремок. В доме четыре комнаты, отделанные по последней моде, и подземелье из двух комнат, так что хватает помещений и для адъютантов, и для обслуживающих командующего лиц. Кроме того, построен домик для связных, ординарцев, кухни и охраны. Подземелье и ход в него отделаны лучше, чем московское метро. Построен маленький коптильный завод. Голубев очень любит копчености: колбасы, окорока, а в особенности рыбу, держит для этого человека, хорошо знающего ремесло копчения. Член военного совета армии Шабалов не отставал от командующего. На это строительство затрачено много сил и средств, два инженерных батальона почти месяц трудились, чтобы возвести такой КП. Это делалось в то время, когда чувствовалась острая нехватка саперных частей для производства инженерных работ на переднем крае. Штрих ярко характеризует этих горе-руководителей. Шабалов по приказу должен заниматься тылами, но ему некогда, и тылы запущены, особо плохо выглядят дороги... В этой армии... от командарма до командиров частей каждый имеет свою личную кухню и большое количество людей, прикомандированных для обслуживания... Много семей комсостава приехало к офицерам - народ начал перестраиваться на мирный лад. Это очень плохо влияло на боеспособность войск».

Дмитрий М: Командующий войсками 49 армии с 8 августа 1941 по 3 июня 1943 года. Биография: Иван Григорьевич Захаркин родился 15 (27) января 1889 в селе Тюрино Шацкого уезда Таблвской губерн (ныне - Шацкого района Рязанской области), в крестьянской семье. Русский. Работал рабочим. С 1910 года в Русской армии, участвовал в 1-й мировой войне на Юго-Западном фронте. Унтер-офицер, окончил школу прапорщиков, был начальником пулеметной команды, подпоручик. Участник Гражданской войны (на стороне красных). Май 1918 г. - добровольно вступил в Красную армию. Май 1918 - октябрь 1918 гг. командовал батальоном и полком на Южном фронте. 15 октября 1918 г. - ранен и выбыл с фронта. 1920 г. - в распоряжении ВСНХ. 1921 г. - окончил Военную академию РККА. 1921 - 1930 гг. - начальник оперативного управления штаба Витебского района, начальник оперативного отдела штаба Северо-Кавказского военного округа, начальник штаба 15-го стрелкового корпуса, командир стрелкового полка, начальник отдела боевой подготовки штаба Приволжского военного округа. 1930 г. - окончил курсы партполитподготовки командиров-единоначальников при Военно-политической академии. 1930 - ноябрь 1931 гг. - командир-комиссар дивизии. Ноябрь 1931 - июль 1937 гг. - на различных должностях в Военной академии им. М. В. Фрунзе. Июль 1937 - июль 1938 гг. - начальник штаба Киевского, затем Харьковского военных округов. Июль 1938 - август 1941 гг. - зам. командующего войсками Московского военного округа. Место службы - Замоскворечье, Космодамианская наб., д. 24. 1939 г. - командуя 10-й армией, участвовал в Польской кампании (в Западной Белоруссии). С августа 1941 г. - на фронте. Принимал участие в битве под Москвой, в Курской битве. Август 1941 - июнь 1943 гг. - командир 49-й армией Западного фронта. 3 июня 1943 - октябрь 1943 гг. - заместитель командующего войсками Центрального фронта. 20 октября 1943 - март 1944 гг. - заместитель командующего войсками Белорусского фронта. С 23 марта 1944 г. - командующий войсками Одесского военного округа. 15 октября 1944 г. - погиб в автомобильной катастроф. Похоронен в Одессе. Не понятно почему сняли с армии и поставили заместителем к Рокосовскому. А дальше на тыловой фактически округ. Кстати, Рокосовский об нем не плохо отзывался в 1943 году - "За меня остается мой заместитель генерал И. Г. Захаркин - опытный боевой генерал, хороший командир и замечательный товарищ. На него я всегда мог положиться, зная, что он не хуже меня будет руководить войсками."

Дмитрий М: Сменивший Захаркина на посту командующего 49 армии. Командовал этой армией с 4 июня 1943 года до конца войны. За удачную Спас-деменскую операцию получил звание генерал-лейтенанта. Биография: Иван Тихонович Гришин родился 16 декабря 1901 года в деревне Внуковичи ныне Рославльского района Смоленской области в крестьянской семье. Русский. В Красной Армии с 1920 года. В годы Гражданской войны курсантом 18-х пехотных курсов участвовал в боях против отрядов А.С. Антонова. После окончания войны командовал взводом, ротой, служил в штабах различных степеней, окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе и в октябре 1940 года назначен командиром 137-й стрелковой дивизии. В начале Великой Отечественной войны дивизия полковника Гришина в составе 13-й армии Западного фронта участвовала в Смоленском сражении. Умелые и решительные действия дивизии способствовали выходу армии из окружения. Вскоре дивизия под командованием Ивана Тихоновича вошла в состав 3-й армии и приняла участие в Орловско-Брянской оборонительной и Елецкой наступательной операциях. С марта 1942 года — начальник штаба 50-й армии, а с апреля 1943 года — 11-й гвардейской армии. В июне 1943 года Иван Тихонович Гришин назначен командующим 49-й армией, которой успешно командовал до конца войны. 49-я армия участвовала в Смоленской, Белорусской, Восточно-Прусской, Восточно-Померанской и Берлинской наступательных операциях. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 апреля 1945 года за умелую организацию и проведение успешных боевых операций по разгрому вражеских группировок и проявленные мужество и героизм генерал-лейтенанту Ивану Тихоновичу Гришину присвоено звание Героя Советского Союза. После войны генерал-полковник Гришин командовал 6-й гвардейской армией. С июля 1946 года — начальник Управления, а с февраля 1950 года — начальник Главного Управления боевой и физической подготовки Сухопутных войск. Иван Тихонович Гришин скоропостижно скончался 20 июня 1951 года в Москве. Похоронен на Новодевичьем кладбище. Достаточно малоизвестный факт. Командарма Гришина хорошо знал писатель Константин Симонов. Он признавал, что отдельные черты его характера использовал при создании знаменитого образа генерала Серпилина

Дмитрий М: генерал-майор Петерс Григорий Борисович. Родился 24 июня 1897 года в Москве в семье служащего. Русский. В 1916 году окончил реальное училище. В Красной Армии с 1918 года. Окончил школу краскомов. Участник Гражданской войны. Воевал на Южном фронте, в Закавказье. В 1924 году окончил Московскую военно-инженерную школу, в 1929 году – Военную академию имени М.В.Фрунзе. В конце 1930-х годов был репрессирован уволен из армии. Работал преподавателем на военной кафедре Московского института механизации и электрификации сельского хозяйства. С 1941 года – вновь в армии. На фронтах Великой Отечественной войны с июля 1941 года. Был начальником штаба инженерных войск 33-й армии Западного фронта. С июля 1942 года - заместитель командира, с ноября 1942 по октябрь 1944 года – командир 110-й стрелковой дивизии, 10 апреля 1943 года ставшей 84-й гвардейской стрелковой дивизией. С января 1945 года и до конца войны – командир 5-й гвардейской стрелковой дивизии. Воевал на Западном, Брянском, Калининском, 1-м Прибалтийском, 3-м Белорусском фронтах. Участвовал в Московской битве в районе Боровска и Наро-Фоминска – в 1941 году; в контрнаступлении под Москвой, боях в окружении на реке Угра южнее Вязьмы – в 1942; в освобождении Вязьмы, Карачева, Невеля – в 1943; в освобождении Орши, боях на Немане – в 1944; в сражении в Восточной Пруссии, взятии Кёнигсберга (Калининград) и морской базы Пиллау (Балтийск) – в 1945. Особенно отличился на завершающем этапе войны. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 мая 1945 года гвардии генерал-майору Петерсу Георгию Борисовичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 5373). После войны Г.Б.Петерс продолжал службу в армии. С 1959 года - в отставке. Жил в Москве. Занимался педагогической и военно-научной деятельностью. Умер 18 мая 1978 года. Похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище. Награждён 3 орденами Ленина (19.04.45; 5.05.45; 6.11.47), 5 орденами Красного Знамени (9.03.42; 12.03.43; 29.02.44; 3.11.44; 19.11.51), орденами Суворова 2-й степени (4.07.44), Кутузова 2-й степени (27.08.43), медалями. Про участие в боях в составе 33 армии:: Начало Великой Отечественной войны полковник Петерс встретил в должности начальника штаба инженерных войск 33-й армии. Участвовал в обороне Москвы. Армия героически сражалась с гитлеровскими захватчиками на рубеже реки Нара и города Наро-Фоминска, не пропустив врага к столице. В зимнем контрнаступлении под Москвой Петерс был вместе с генералом М.Г.Ефремовым, когда 33-я армия прорвалась к Вязьме. А вскоре наши части оказались в окружении. Начальник штаба инженерных войск Петерс непосредственно руководил работами по минированию, возглавлял отдельные группы воинов при отражении вражеских атак. В этих боях полковник Петерс получил первое ранение и первую награду - орден Красного Знамени. После ранения остался в строю. Но в марте 1942 года снова ранило — перебило ключицу, открылась первая рана. На самолёте, который предоставил командарм Ефремов, полковника Петерса вывезли из окружения в Москву. После выздоровления Петерс попросился в свою же армию. Вначале назначили заместителем командира дивизии, а с осени 1942 года полковник Петерс — комдив. В марте 1943 года бывшая 110-я ополченская стрелковая дивизия, которой он командовал, обошла Скугаревские высоты, ударила в тыл отходящим с этих высот гитлеровцам и вырвалась на ближние подступы к Вязьме. Вскоре 110-я дивизия вместе с другими частями освободила Вязьму. За выдающиеся боевые заслуги ополченскую дивизию преобразовали в 84-ю гвардейскую, а командира наградили вторым орденом Красного Знамени и присвоили очередное звание – гвардии генерал-майор. Мне не понятно одно - как начальника инженерной службы армии (а их у Ефремова на 01.01.42 было аж 2 отдельных саперных батальона - 246 и 321 (и не все, думаю пошли в прорыв)) назначить через малое время на должность заместителя, а потом и командира (!!!) дивизии????? Может человек совсем не простой был и явно было расточительно что бы он командовал 2 батальонами саперов???

Дмитрий М: В базах почему-то проходит , что Петерс командовал и 222 сд. Попробовал найти списки ее командиров и что-то не нашел. Пришлось покопаться самому. Получилась такая картинка. Может кому приготится. 222 стрелковая дивизия. 23.03.41 - 15.10.41 - полковник Бобров Федор Александрович 16.10.41 - 30.11.41 - полковник Новиков Тимофей Яковлевич 29.11.41 - 1(2)12.41 - полковник Лещинский Михаил Осипович 08.12.41 - 12.07.42 - полковник Бобров Федор Александрович 13.07.42 - 25.08.42 - полковник Солдатов Николай Лаврентьевич 26.08.42 - 02.11.42 - полковник Петерс Георгий Борисович 03.11.42 - 26.02.43 - полковник Солдатов Николай Лаврентьевич 27.02.43 - 10.04.44 - полковник (с 15.09.43 - генерал-майор) Грызлов Федор Иванович 16.04.44 - 03.08.44 - полковник Юрин Алексей Николаевич 04.08.44 - 17.02.45 - полковник Савчук Григорий Петрович 18.02.45 - 04.04.45 - полковник Попов Михаил Андрианович 05.04.45 - 09.05.45 - полковник Жиденко Александр Яковлевич Интересная получается картинка.. Сразу несколько вопросов.. 1. За что в октябре 1941 сняли (отстранили? был ранен?) Боброва?? И в декабре поставили опять. 2. Судьба Новикова не понятна.. Снят (убит? расстрелян??) за бегство дивизии в конце ноября это точно, но судьба не понятна. Некоторые данные приведу ниже.. 3. Не понятна фигура Солдатова.. Его снимают дважды в самые разгары наступления (августа 1942 и марта 1943). Хотя может был и ранен. Не понятно. Теперь 2 факта из жизни дивизии ноября-декабря 1941 года. 1. За что думаю был снят Новиков. "На правом фланге армии находилась 222-я стрел-ковая дивизия, подготовившая полосу обороны по восточному берегу реки Нары между Нарскими прудами и Ташировом. В составе дивизии были 457-й, 479-й, 774-й стрелковые, 486-й гаубичный артиллерийский полки. Командовал соединением полковник Тимофей Яковлевич Новиков. Трудное испытание пришлось пережить нашей армии в первых числах декабря. После полуторачасовой артиллерийской подготовки 1 декабря противник перешел в атаку по всему фронту, нанося удары в направлениях Мякишево, Наро-Фоминск, Атепцево и Каменское. Гитлеровское командование рассчитывало этим наступлением оттянуть часть наших сил на наро-фоминское направление и ослабить тем самым оборону севернее Москвы. Совместным ударом двух дивизий противнику удалось прорвать оборону 222-й стрелковой дивизии и к 11 часам 30 минутам захватить Мякишево, Любаново и Новая, а к 13 часам его танки и пехота были уже в Головеньках. Отсюда 507-й пехотный полк 292-й пехотной дивизии противника повернул на север к Кубинке, а 478-й пехотный полк 258-й пехотной дивизии повел наступление вдоль полигона и к исходу 1 декабря вышел на высоту «210,8», что северо-западнее Рассудова, углубившись в нашу оборону на 14 километров." 2. Протокол допроса. Министерство оккупированных восточных территорий 20 января 1942 г. Представитель при главном штабе вермахта и главном штабе сухопутных сил № 16/42 В министерство оккупированных восточных территорий Берлин W35 При этом направляю к сведению материалы (в извлечениях) допросов военнопленных при 7 армейском корпусе. Здесь: допрос полковника Михаила Лещинского , командира 222 -й стрелковой дивизии . Капитан Лоренц Копия в извлечениях Переводчик обер-лейтенант Хюбнер 03.12.1941 г. Командование 4-й танковой группы Отдел разведки и контрразведки Содержание: допрос полковника Михаила Лещинского , последняя должность - командир 222 -й стрелковой дивизии Родился в 1892 г. в Петербурге, был преподавателем статистики в одном из московских институтов. Женат, имеет 26-летнего сына, работающего на военном предприятии в Москве. Л. принимал участие в мировой войне, последний чин - капитан, в должности командира роты 20-го стрелкового полка. В годы советской власти неоднократно привлекался на военные сборы, в 1940 году ему было присвоено звание полковник запаса. В финской кампании был помощником командира полка. II. Политические вопросы 1. С нескрываемым интересом реагировал на вопросы: а) создаст ли Германия после возможного захвата Москвы русское альтернативное правительство; б) останутся ли оккупированные области во власти германской военной администрации; в) или все оккупированные земли, включая Москву, поступят под управление германского рейха? 2. Л. считает, что политическая ситуация в России сильно изменилась бы в пользу Германии, если бы было создано русское альтернативное правительство. Он полагает, что эта точка зрения имеет очень широкое распространение. III. Обстановка в Москве и вокруг Москвы Полковник Л. в период с 26.10 по 3.11.41 г. болел и был отпущен в Москву. На основе собственных впечатлений он сообщил следующее: 1. Настроение (населения) к началу октября настолько ухудшилось, что 16.10 дело дошло до волнений. Однако в настоящее время обстановка улучшилась. Л. полагает, что она сильно зависит от обстановки на подмосковных участках фронта. Причиной волнений 16.10.41 г. явилась эвакуация правительства и связанный с этим отъезд руководящего состава военных и хозяйственных предприятий. 2. Население не получает точной информации о действительном положении дел на фронте и о том, насколько близко подошел враг (к Москве). 3. Население не стремится уехать из Москвы. Оно считает, что Москва лучше обеспечена жильем и продовольствием, чем провинция. Однако значительная часть жителей все же уехала, что очень бросается в глаза. Считают, что из 4,5 миллионов москвичей остались в Москве около 3 млн. 4. Продовольственное снабжение по карточкам организовано очень хорошо, хотя его недостаточно. Цены в свободной торговле растут прыжками: мясо на рынке уже стоит до 100 руб. за килограмм. Это примерно в 12 раз больше цен на мясо в марках. Хлеба в городе хватает. 5. На возможный захват города немцами население смотрит спокойно и без страха. Обер-лейтенант Хюбнер.

Дмитрий М: Генерал-майор (с 14.02.1943) Рагуля Иван Леонтьевич. С 25.09.42 по 15.09.43 командовал 17 стрелковой дивизией (активным учстником боев в составе 33 армии летом-зимой 1942 года). Родился 27.09.1895 г. в д.Ачукевичи ныне Гродненской обл. В русской армии с 1915 г., окончил Ораниенбаумскую офицерскую школы в 1916 г., участник первой мировой войны, поручик. В Красной Гвардии с 1917 г. В РККА с 1918 г. Окончил Киевскую объединенную военную школу (1923), стрелково-тактические курсы "Выстрел" (1928), КУВНАС (1930). В 1917-1918 г. инструктор и командир взвода Выборгского красногвардейского отряда в Петрограде. В 1918 г. вступил в РККА, после чего занимал должности делопроизводителя и начальника пулеметной команды 1-го отдельного батальона в Петрограде, затем помощник начальника пулеметной команды 1-го стрелкового полка. С 1919 г. начальник пулеметной команды отдельного запасного батальона в г.Саратов. Командир роты и адъютант отдельного Оренбургского батальона, командир роты 23-й отдельной стрелковой бригады ВОХР в Орске. С 1920 г. - начальник пулеметной команды 2-го запасного стрелкового полка, командир роты 271-го стрелкового полка. С 1921 г. командир батальона 2-го стрелкового полка в г.Хоста, затем адъютант дивизиона запасной отдельной кавалерийской дивизии в Оренбурге, инструктор стрелково-пулеметного дела 26-х Саратовских кавалерийских курсов. В 1923 г. по окончании Киевской объединенной школы служил в ПриВО, где был командиром батальона 100-го и 102-го стрелковых полков, врид помощника командира 102-го стрелкового полка. С 1927 г. врид начальника штаба учебного сбора комсостава запаса ПриВО. С 1927 г. на курсах "Выстрел". С 1929 г. врид начальника штаба 102-го стрелкового полка. С 1929 г. начальник штаба 171-го и 244-го стрелковых полков УрВО. С 1932 г. врид начальника 1-й части штаба 65-й стрелковой дивизии. С 1939 г. - начальник оперативного отдела штаба 51-го стрелкового корпуса. С лета 1940 г. начальник оперативного отдела штаба 5-го механизированного корпуса. Начальник штаба 24-й танковой бригады. Командир 56-й отдельной стрелковой бригады. С 04.42 г. командир 133-й стрелковой дивизии. С 09.42 г. - командир 17-й стрелковой дивизии. С 12.43 г. командир 80-го стрелкового корпуса. Умер от ран 22.07.44 г., похоронен в г.Барановичи. Как понял , он был смертельно ранен во время авианалета на г.Барановичи. В этом городе есть улица его имени. Был награжден Орденом Красного Знамени, 2-мя Орденами Суворова 2 степени и Орденом Кутузова 2 степени

Дмитрий М: генерал-майор Алехин Евгений Степанович. с 02.04.42 по 23.08.43 командовал 113 стрелковой дивизией, которая летом-зимой 1942 года сражалась в рядах 33 армии. (11(23).12. 1893, дер. Верхние Пады Тамбовской губ.,— 22.4.1945). Активный участник Гражд. и Великой Отечеств, войн, ген.-майор (1942). Чл. КПСС с 1928. В Сов. Армии с 1918. Окончил курсы «Выстрел» (1925), Воен. акад. им. М. В. Фрунзе (1929). Участник 1-й мировой войны (штабс-капитан). В Гражд. войну был ком-ром батальона, затем ком-р 93-го стрелк. полка 11-й стрелк. дивизии. Участвовал в боевых действиях на Зап. и Польск. фронтах, в ликвидации банд Антонова. После Гражд. войны занимал ряд командных должностей, служил нач-ком штаба стрелк. дивизии, нач-ком Минского пех. училища. В годы Великой Отечеств, войны командовал 9-й запасной стрелк. бригадой, 113-й стрелк. дивизией, 27-м гв. стрелк. корпусом. Участвовал в Курской битве, освобождении Левобережной Украины, Будапештской и Венской наступательных операциях. Награждён 4 орденами Красного Знамени, орденами Суворова 2-й степени, Богдана Хмельницкого, Александра Невского и медалями. Факты из его биографии. "22 апр. 1919 на Зап. фронте А., командуя батальоном, нанёс стремительный удар по пр-ку и заставил его в панике бежать, за что был награждён орденом Красного Знамени; вторично удостоен этой высокой награды за то, что 24 мая 1920, будучи ком-ром стрелк. полка, лично увлёк в атаку бойцов; вслед за ними перешли в наступление соседи справа и слева, в результате чего был занят насел, пункт Волна. За доблесть и мужество в период наступления на Варшаву и в последовавших арьергардных боях награждён третьим орденом Красного Знамени." есть и такие факты.. репрессирован 1938-июнь 1941г., освобожден. Касаемо его гибели в самом конце войны. 22 апреля в населенном пункте Глоговец в Бржецлавском районе погиб командир 27-го гвардейского стрелкового корпуса генерал-майор Евгений Степанович Алехин (похоронен во Львове).

Дмитрий М: полковник Яблоков Ф.Д. командир 144 стрелковой дивизии 5, а потом 33 армии... Я долго искал судьбу этого человека. Он умер от ран 2 сентября 1943 года в боях за Спас-Демянск. похоронен в этом городе.. Именно 144 СД Яблокова, совместно с 110 СД Петерса освободила 12 марта 1943 года Вязьму.

Дмитрий М: генерал-майор Суржиков Михаил Иосифович. 1902 года рождения. Биографию найти пока не могу. В августе 1943 года командир 8 гвардейской кавалерийской дивизии 6 гвардейского кавалерийского корпуса. 19.8.43 погиб в районе г. Спас-Деменска Калужской области. Похоронен в г.Спас-Деменск. Выдержка из книги Ивановского О. Г. "Записки офицера "Смерша" : "Немецкая авиация свирепствовала. Ранним утром в районе населенного пункта Речице нас бомбили более сотни самолетов. Потери были очень большими. 14 августа при этом налете погиб командир нашей дивизии генерал-майор Михаил Иосифович Суржиков, кавалерийский командир еще со времен Гражданской войны."

surzhikova: Добрый вечер, Дмитрий. Однажды наш дед обмолвился, что его дядя был "настоящим генералом". Но расспросить о дяде, генерале Михаиле Суржикове мы не успели. В настоящее собираем информацию самостоятельно. К сожалению, ее очень мало. Продвигаются ли Ваши поиски?

Дмитрий М: К сожалению, там очень мало информации. В списке на 239 погибших в этот период из 8 ГКД почему-то его не нашел. Искал также судьбу по этому корпусу другого человека, Александра Котова, очерк ниже, но тоже пока безрезультатно. География боев одна и таже - район д.Церковщина. "Осенью 1941 года на одном из смоленских проселков повстречались два мальчика. Одному из них – Саше Котову – было 14 лет, второму – Косте Пчелке – 15. Познакомившись, они признались друг другу, что пробираются на фронт. Костя Пчелка был местным – жил в Велижском районе, а Саша Котов шел из Орши. Мальчики решили идти на север и после долгого и опасного пути оказались под Тихвином. Их первой боевой семьей стали рабочие-ополченцы Ленинградского кораблестроительного завода. Приобретя опыт скрытного передвижения в тылу противника, мальчики стали разведчиками полка. Однажды ночью они захватили в плен немецкого офицера-фельдъегеря, посланного из Берлина, при котором оказались очень важные документы. 17 декабря 1941 года оба мальчика были награждены орденом Красного Знамени. Вручал им награды командующий Волховским фронтом генерал армии К. А. Мерецков. Косте и Саше предложили поехать учиться в тыл, но они отказались. Их все же послали в Москву, но там ребята настояли на возвращении на фронт. Их направили в 256-й Терский казачий полк 11-й кавалерийской дивизии, и юноши продолжали храбро сражаться с врагом. В 1943 году в боях за деревню Церковщина, в районе Спас-Деменска, Саша Котов погиб. К тому времени он был кавалером семи орденов и медалей. Костя Пчелка пропал без вести под городом Валуйки Белгородской области."

Дмитрий М: В дополнение по Суржикову Михаилу Иосифовичу. "смершевец" мне кажется малость путает. Михаил Иосифович погиб не 14 августа, а 19. Потом "старым кавалеристом" он не был, в момент гибели ему был всего 41 год. Генерал-майора он получил 4 февраля 1943 года за успешное командование 11 кавалерийской дивизией в Острогожско-Росошанской операции. Теперь по захоронению. Генерал-майор Суржиков М.И. числится в братской "офицерской" могиле г.Спас-Деменска под номером 324 (из 393 захороненных офицеров). Кстати , дата гибели не указана и место тоже. Мне кажется, что его врят ли изначально хоронили в братской могиле. Рядом сохранились надгробия одиночных могил офицеров чинами поменьше (фото ниже). Но где она была, не известно..

surzhikova:

surzhikova: Мы читали и смотрели фотографии здесь: http://www.belenergy.ru/num186/page6/ http://www.belenergy.ru/num186/page5/#377

Дмитрий М: surzhikova пишет: Мы читали и смотрели фотографии здесь: К сожалению, это более ранний период. А вот по боям под Спас-Деменском 8 ГКД пока найти ничего подробно не могу. За фото спасибо. На ней, как понял, еще в звании полковника.

Дмитрий М: Генерал Покровский Александр Петрович. Краткая официальная биография. Покровский Александр Петрович (1898-1979), советский военачальник, генерал-полковник (1944). Член КПСС с 1940. Родился в семье служащего. В 1915 призван в армию, окончил школу прапорщиков (1915). В Советской Армии с 1919. Участвовал в Гражданской войне 1918-20 на Южном и Юго-Западном фронтах - командир батальона и полка. Окончил Военную академию им. М. В. Фрунзе (1926). В Великую Отечественную войну 1941-45 начальник штаба Резервной группы войск, Юго-Западного фронта (июнь - октябрь 1941), 60-й и 3-й ударной армий на Северо-Западном фронте (октябрь 1941 - февраль 1942). Заместитель начальника штаба Западного направления (февраль - май 1942), затем начальник штаба 33-й армии; с февраля 1943 начальник штаба Западного фронта, с апреля 1944 начальник штаба 3-го Белорусского фронта. После войны - начальник штаба Барановичского военного округа (1945-46), с 1946 помощник начальника Генштаба по военно-научной работе, с 1953 начальник Военно-научного управления Генштаба. С 1961 в отставке. Награжден орденом Ленина, 3 орденами Красного Знамени, орденами Суворова 1-й и 2-й степени, Кутузова 1-й степени, Богдана Хмельницкого 1-й степени, Красной Звезды и медалями, а также 1 иностранным орденом. с 04.06.1940 - генерал -майор с 04.02.1943 - генерал-лейтенант (всех снимали, а здесь наоборот - повышение звания и должности) с 23.08.1944 - генерал-полковник Остались очень интересные мемуары в виде интервью с Константином Симоновым. Беседа была 25 мая 1968 г. Записана 26 мая 1968 г. Вся тут. http://bg-znanie.ru/article.php?nid=32940 Я приведу интересные , на мой взгляд, отрывки. — То, что я буду вам рассказывать, и те характеристики, которые я вам буду давать по ходу рассказа, не есть какое-то суждение в окончательной своей форме. Многие вопросы дискуссионны, многие не разработаны еще в достаточной мере нашей историей. А характеристики людей, о которых я буду говорить, носят, естественно, субъективный характер; оценки этих людей в данном случае принадлежат мне и не претендуют на объективность. Я излагаю вам все это с целью дать вам общий материал для размышлений на эти темы, когда вы будете писать роман, а не для того, чтобы в какой-то мере использовать этот материал как материал документальный. Многие черты стиля руководства Жукова и Конева были схожи. Но Конев среди всех командующих фронтами, с которыми приходилось работать, был человеком наиболее экспансивным, горячим. Правда, надо заметить и другое. Он был горяч, но отходчив. Мог очень возмутиться, раскипятиться, накричать, но быстро отходил. И вообще, вот вспоминая всех их, я должен сказать, что из всех командующих фронтами, с которыми я имел дело, Конев был, как бы это сказать, самым... Это был больше всего солдат, и в нем было больше всего человечности, в его характере, в натуре. А мне приходилось сопровождать его в поездках в армии. Как-то однажды целый день мы ходили с ним по траншеям переднего края — надо было послушать, как он разговаривал с солдатами. Это не был показной разговор: вот командующий поехал и поговорил с солдатами. Это был естественный разговор. За этим стояла его солдатская суть, солдатская натура. Он с солдатами говорил так, ибо иначе и не мог говорить, с абсолютным пониманием солдатской жизни, души, с абсолютной естественностью, с полным отсутствием чего-либо показного или нарочитого. Потом, имея сведения с других фронтов, я слышал, что Жуков немало выезжал в армии, на передовые. Но во время Московской операции он никогда на моей памяти не выезжал на фронт, всегда находился на своем командном пункте. Смешно было бы тут говорить о мере храбрости; это вообще по отношению к Жукову вопрос недискуссионный. Но если говорить о причинах, почему он сидел на КП неотрывно, то причина одна — целесообразность. Слишком было опасное положение под Москвой. Слишком напряженное. На слишком многих и разных направлениях можно было каждый момент ждать удара, изменения обстановки, грозного для нас разворота событий. В этих условиях командующий фронтом, который бы уехал на один участок, а в это время произошли бы события на другом и его бы не оказалось на командном пункте для того, чтобы немедленно принять соответствующие меры,— поступил бы неправильно, неразумно. И, испытывая на себе огромную меру ответственности за Москву, находившуюся за спиной, Жуков не позволял себе поддаваться никаким порывам, никуда не выезжал. Он работал, сидя на командном пункте, всю Московскую битву. Я расцениваю это как целиком положительный факт в складывавшихся тогда обстоятельствах. Жуков ценил штаб, понимал значение штаба в работе командующего, не мыслил свою работу в отрыве от работы штаба. И штаб при нем работал спокойно и регулярно. Подписав вечером итоговое донесение, он больше не дергал штаб. Подводились итоги вечером, во время составления итогового донесения, определялись задачи на следующий день, и с утра можно было спокойно работать в штабе, зная, что не будет дерготни, напоминаний, вопросов. Во всяком случае, первые несколько часов утренней работы. Работникам штаба Жуков доверял. Доверял их донесениям, суждениям. И, пока он доверял, работать с ним было хорошо. Но с людьми, раз выходившими у него из доверия, он бывал крут, и если учесть огромные полномочия, которые он имел, огромные права,— это грозило, могло грозить тяжелыми последствиями. Надо сказать, что стиль разговоров с командармами в штабе фронта в период командования Жукова установился грубый. Неправильно, на мой взгляд. И Жуков, и Булганин, и Соколовский, начальник штаба, были грубы с командармами и по телефону в случае неудачи или неполного успеха, словом, всего того, где происходившее не соответствовало первоначальным планам,— по телефонам шла грубая ругань, и иногда можно было услышать больше разговоров о том, что снимут голову, чем разговоров о том, как поправить дело. А ведь умение руководить и умение снимать голову — это разные умения. К тому, что я сказал, все, конечно, не сводилось, но это имело место и имело чисто отрицательное значение, на мой взгляд. После Жукова был назначен Конев. После Конева, после неудачных боев зимой 43-го года Конев был освобожден, впоследствии назначен на Степной фронт, а Западным фронтом был назначен командовать Соколовский. Говоря о Западном фронте, о ряде неудач, его постигших, и о его упорных, но часто неудачных наступательных операциях на протяжении длительного времени, нельзя забывать следующей стороны дела. Западный фронт работал в интересах Сталинграда, в интересах южных фронтов. Об этом нельзя забывать. Особенно в период наступления немцев на юге и в самый период Сталинградского сражения. И оборонительного, и наступательного. Говоря о Сталинграде, часто забывают даже о том, что сделали армии, непосредственно не сражавшиеся в Сталинграде, а воевавшие на Воронежском, Юго-Западном фронте. А тем более забывают о действиях на других фронтах. Между тем действия Западного фронта притягивали к себе большое количество немецких частей, не давали снимать немцам свои части, противостоявшие Западному фронту, не давали перекидывать эти части на юг, и все эти операции оказывали огромную помощь Сталинграду. В частности, следует сказать о Погорело-Городищенской операции летом 42-го года, затем о Жиздринской операции. Они не дали того эффекта, на который рассчитывали, но все же это были наступательные операции, в которых мы сковали большие немецкие силы и тем помогли Сталинграду. Что сказать о Соколовском? Это очень противоречивый человек. Он был очень умен. Я бы сказал, исключительно умен, широко образован. Когда заговоришь с ним по вопросам оперативным, стратегическим, общеполитическим, то этого человека можно заслушаться. Он очень широко брал вопросы, мыслил широко. Я бы сказал, мыслил политически. Стратегически и политически. Словом, это был большой умница, образованнейший командир с огромным опытом. А в роли командующего фронтом у него не получилось. И даже трудно объяснить, почему так вышло. Он проводил одну за другой целый ряд стоящих нам очень тяжелых потерь неудачных операций. И после всех этих неудач он был снят приехавшей из Москвы специальной комиссией Государственного Комитета Обороны. Операции предпринимались недостаточными силами. Во время операций, в ходе их особенно становилось ясно, что мы не сможем выполнить задачу, что для этого недостаточно сил и средств. Об этом докладывали Соколовскому, но он это не принимал во внимание и продолжал операцию. Думаю, что известную роль сыграло в этом и его отношение к Гордову, командующему в то время 33-й армией, на которого он опирался. Не знаю, как кто смотрит на Гордова; я о нем, лично я, резко отрицательного мнения. Это человек, который воевал, не считаясь с потерями, организовывал наступления, не думая о потерях, давал необдуманные обещания, пытался выполнить их ценою огромных жертв, а в итоге не выполнял их. В конце концов он был снят, и снят совершенно правильно. А значительная часть операций, которые проводил Соколовский как командующий фронтом — он именно 33-ю, бывшую Ефремовскую, армию, которой командовал Гордов. выдвигал на решающие участки наступления, делал из нее ударные силы. Когда пришел поезд с комиссией, сначала члены комиссии — там был Маленков во главе комиссии, был там еще и Кузнецов Федор Федотович, начальник разведуправления в то время, еще несколько лиц,— сначала они говорили с Военным советом, а затем вызвали и нас, меня в том числе, в качестве начальника штаба фронта. Помню, как Маленков в спокойном тоне спросил Соколовского: “Как же получились все эти неудачи? Вот здесь объясняют, что были недостаточные силы, недостаточные средства, что эти операции нельзя было проводить этими силами и средствами. Что вы можете на это сказать? Вам же это было видно. Почему же вы ни разу за все время не сняли трубку, не позвонили товарищу Сталину и не сказали своего мнения о том, почему нельзя проводить эти операции, почему недостаточно сил и почему выполнение поставленных задач не может быть обеспечено?” Была долгая пауза. Соколовский так ничего и не ответил. Я был поражен. Но факт остается фактом. Он не ответил на это ни одного слова. И он действительно не звонил... В ответ на вопрос Соколовский так и не сказал ни слова. Не знаю, чем это объяснить, не могу. То ли не решался звонить Сталину, то ли верил в то, что ему удастся выполнить поставленные перед фронтом задачи с теми недостаточными силами и средствами, которые у него были. А было всего мало как раз в этой последней операции, после которой его сняли. Мало было танков. Мало было снарядов. Мало было людей. Нечем было выполнять задачи. Может, играло роль и то, что Гордову он верил, что тот выполнит задачу, возложенную на 33-ю армию. Может быть, тот обещал, а этот доверился. Трудно сказать. Работа с Соколовским как с командующим фронтом сначала протекала нормально. Командный пункт функционировал нормально, как и всегда; на командном пункте находился он, член Военного совета, начальник штаба, начальники родов войск, артиллерии, танковых войск, начальник связи, инженерных войск, командующий воздушной армией. А потом, после первых неудач, Соколовский занял странную позицию. Он уехал с КП фронта за 20—30 километров, там приказал оборудовать себе отдельный пункт, там у него была связь, были адъютанты. И все, больше ничего не было. Оттуда он по телефону связывался со штабом, с Москвой и с армиями, непосредственно разговаривал оттуда с командующими. Это было такое странное уединение, мешавшее, конечно, нормальной работе и штаба, и нормальной работе командующего. Почему он так сделал, трудно сказать. Быть может, тут сыграло роль то, что штаб докладывал истинное положение вещей ему как командующему. Докладывал реальное наличие войск, боеприпасов, средств усиления. То есть докладывал картину, из которой было ясно, что операция успехом увенчаться не может. По существу, в этой форме представлял свои возражения против проведения операции. Может быть, он не хотел постоянного давления штаба и таким образом отъединялся от него, по существу, командовал помимо штаба. Хотя, конечно, штаб продолжал делать свое дело. Это создавало очень сложную обстановку, ненормальную.

Дмитрий М: Седулин Эрнест Жанович (Иванович). Генерал-майор. Награжден: ОЛ, 3 ОКЗ, ОС2с, ОК2с, ООВ1с, ОКЗв, медалями и иностранными орденами. Родился 13.02.1898 г. в г.Фрауэнбург, ныне г.Салдус. В русской армии с 06.15 г., участник первой мировой войны, старший унтер-офицер. В Красной Гвардии с 10.17 г. В РККА с 04.18 г. Окончил 8-ке Сибирские кавалерийские курсы (1921), Сибирские повторные курсы (1927). Участник гражданской войны. Состоял в отряде Красной Гвардии по охране объектов Петрограда. С 04.18 г. красноармеец 1-го Петроградского конного полка. С 06.20 г. на учебе на кавалерийских курсах. По окончании курсов оставлен там курсовым командиром взвода. С 04.22 г. инструктор кавалерийского дела 5-й инженерной школы в г.Томск. С 10.22 г. вернулся на кавалерийские курсы командиром взвода специального класса. С 01.23 г. в 21-й стрелковой дивизии - командир взвода, начальник команды конных разведчиков 62-го стрелкового полка. С 09.26 г. по 08.27 г. на повторных курсах, затем вернулся на прежнюю должность. С 12.27 г. помощник командира, командир отдельного эскадрона этой же дивизии. Участвовал в боях на КВЖД. С 09.32 г. начальник 2-го отделения штаба 21-й стрелковой дивизии. С 03.35 г. помощник начальника 3-го отделения 1-го отдела штаба Приморской группы войск ОКДВА. С 02.37 г. - начальник 2-го отделения и врид начальника штаба 45-го стрелкового корпуса. С 08.37 г. под следствием, затем уволен в запас. В 12.39 г. вновь призван в РККА и назначен начальником отделения тыла штаба 71-й стрелковой дивизии СибВО. С 08.40 г. помощник начальника учебного отдела Канского пехотного училища. С 04.41 г. - начальник 1-го отделения штаба 201-й стрелковой дивизии СибВО. С 06.41 г. начальник штаба 209-й моторизованной дивизии 17-го механизированного корпуса (прибыл в дивизию только 7.06.41 г.). После выхода из окружения с 10.41 г. заместитель командира 222-й стрелковой дивизии. С 07.42 г. командир 160-й стрелковой дивизии. С 28.04.43 г. командир 324-й стрелковой дивизии. Ранен 11.43 г. С 29.05 по 7.06.44 г. командир 8-й гвардейской стрелковой дивизии. С 8.06.44 г. командир 90-го стрелкового корпуса. В январе-феврале 1945 г. в госпитале по болезни, а затем вновь командир 90-го стрелкового корпуса. 08.45 г. освобожден от должности по болезни и уволен в отставку 12.45 г. Умер 3.10.46 г. в г.Ленинск-Кузнецкий.



полная версия страницы