Форум » Великая Отечественная война » 43 армия на рубежах р.Нара в 1941 году » Ответить

43 армия на рубежах р.Нара в 1941 году

Игорь6719: Дмитрий М пишет: [quote]октябрь 1941 года.. [/quote] По картам............... В р-не деревни Каменка были тяжелые бои и большими потерями с нашей стороны. Интересно, что сейчас на месте деревни?

Ответов - 81, стр: 1 2 3 4 5 All

Дмитрий М: Игорь6719 пишет: В р-не деревни Каменка деревня Каменка есть и сейчас.. Знаменита еще тем, что в 1,5 км от нее место гибели Виктора Таллалихина.. Там нашли сбитый самолет, вернее его остатки. Был там 3 года назад - кусок дигателя и винт погнутый.. Из всех деревень в районе ,ушедших в землю от тех боев, это только деревня Горки.. Просто на ее месте поставили большой пионерский лагерь и назвали его незатейливо просто - "Горки".

Дмитрий М: Специально по войне не лазил в этот раз, но находки были.. Заметьте, МД у меня нет..

Дмитрий М: Блин, с 18 часов хочу выложить отрывок из книги Еремеева "РУБЕЖИ МУЖЕСТВА".. Четко про мою местость в районе дачи.. В середине октября 1941 года 312-я стрелковая дивизия, которой тогда я командовал, с тяжелыми боями отходила от рубежей Малоярославецкого боевого участка к реке Протве и далее до реки Нары. 23 октября 1079-й стрелковый полк остановил рвущихся к Москве фашистов у Ивановой горы перед р.Нарой. Но в строю оставалось немногим более ста воинов. Здесь, [b]в боях за деревню Орехово (пардон, это моя дача, хотя там про эти бои и не слышали!!), погиб и командир полка подполковник А.А.Бурков. Положение осложнялось тем, что я не имел сведений о 1083-м и 1081-м полках, так как 1083-й отходил севернее Варшавского шоссе, будучи подчиненным Подольскому пехотному училищу, а 1081-й вышел из окружения у Детчино и должен был отходить по Старой Калужской дороге на Угодский Завод; после рубежей на р.Протве была утеряна всякая связь с остальными частями дивизии (по косвенным данным, они вышли восточнее р.Нары). Обстановка также требовала установить взаимодействие дивизии с другими соединениями нашей 43-й Армии. От командующего армией генерал-лейтенанта Акимова я получил письменное предписание: ввиду его тяжелого ранения, вступить в командование левым крылом армии, куда, кроме нашей дивизии, входили 17-я, 53-я стрелковые дивизии и другие части. Однако связи с ними не было, самое же главное - отсутствовала связь со штабом армии. Что было делать? Я похоронил подполковника А.А.Буркова и других погибших воинов, оставил поредевшие подразделения 1079-го полка в обороне у горы Ивановой и с группой бойцов отправился в деревню Каменка, где предполагал найти армейский штаб. К вечеру бои стали стихать, только с Варшавского шоссе, Старой Калужской дороги и со стороны деревни Кузовлево доносились одиночные выстрелы из легкого пехотного оружия, вдали были видны пожары, ракеты немцев обозначали, каких рубежей они достигли. Долго шли мы, увязая в грязи на размокшей от дождей лесной дороге, и добрались до Каменки, когда уже стемнело. На западной окраине деревни стояли, ощетинившись, почти "в затылок" друг другу несколько танков и артиллерийские орудия, шоссе было изрыто воронками от бомб и снарядов - все говорило о том, что еще несколько часов назад здесь шел бой. У штаба армии, размещавшегося в школе, я встретил полковника А.Н.Боголюбова. Начальник штаба армии считал, что я с остатками частей погиб за р.Протвой, и теперь, увидев меня, обрадовался. Мы обнялись как близкие друзья, хотя и виделись до этого всего лишь дважды - 13 и 14 октября в Малоярославце. Полковник затем представил меня новому командующему армией - генерал-майору К.Д.Голубеву. На совещании, где присутствовал и член Военного совета армии бригадный комиссар С.И.Шабалов, командарм сообщил приказ командующего фронтом генерала армии Г.К.Жукова о том, что рубеж реки Нара должен быть последним рубежом отхода наших войск на данном направлении. Генерал-майор Голубев сказал также, что остатки 312-й, 53-й и 17-й стрелковых дивизий объединяются в сводную дивизию, командиром которой назначается полковник А.Ф.Наумов. Продолжая традиции 312-й дивизии, которая в трудных условиях выполнила свою боевую задачу, сводная дивизия в период своего формирования с 24 по 29 октября успешно справлялась с главным делом - задержать врага на рубеже р.Нары. По приказу войскам 43-й Армии от 30 октября сводная дивизия стала именоваться 53-й стрелковой дивизией (по новым штатам). Около двух месяцев мы держали оборону. Проводили разведки, в том числе разведки боем. Пропускали разведгруппы и группы для нападения на тыловые объекты врага, поджога домов, в которых обосновались фашисты. Были и другие заботы. Так, с 5 ноября в дивизии 43-й Армии стали приезжать делегации рабочих и служащих из Москвы, Подольска и других городов. В 53-й дивизии, оборонявшейся 12-м и 475-м стрелковыми полками, начал формироваться третий стрелковый полк - 223-й. А после того, как на одном из совещаний командиров и комиссаров соединений в деревне Ясенки, где размещался первый эшелон армейского штаба, командарм рассказал о предложении Подольского горкома партии и горисполкома взять шефство над соединением армии, - в нашей дивизии развернулась политическая и агитационная работа, направленная на то, чтобы завоевать почетное шефство, в частях и подразделениях были приняты соответствующие социалистические обязательства. 6 декабря все наши текущие дела и заботы отодвинулись на второй план. В тот день, как известно, началось и затем успешно осуществлялось контрнаступление на флангах Западного фронта. Это событие огромной политической и военной важности немедленно было доведено до всего личного состава дивизии. Командиры, политработники, партийные организации частей и подразделений активно включились в эту работу. Собрания, митинги, беседы - все это значительно подняло моральное состояние бойцов. Радовался каждый, предлагалось и на нашем направлении перейти в наступление. Но пока перед нами, исходя из малочисленности состава соединений и недостаточной материально-технической обеспеченности, была поставлена иная задача: проводить разведки, делать отдельные вылазки в тыл фашистов, предпринимать разведки боем - словом, держать врага в напряжении и не допускать снятия отсюда его частей для переброски на активные участки нашего наступления. 15 декабря я был вызван в Ясенки, куда приехали и другие командиры соединений. Командарм был в приподнятом настроении. "Вот и на нашей улице начинается праздник", - сказал он и, сообщив о событиях на фронтах и о том, как осуществляется разгром немецко-фашистских войск под Москвой, рассказал о плане предстоящего наступления нашей армии. Основное направление удара - на Балабаново, в последующем - на Малоярославец. От 53-й дивизии в состав ударной группировки должен был войти лишь формируемый 223-й полк. Сама же дивизия усиливалась спецчастями и должна была на всей полосе обороны от Иннино сменить 5-й воздушно-десантный корпус и 93-ю стрелковую дивизию, которые, наряду с другими частями, включались в ударную группировку, сосредотачивавшуюся севернее Варшавского шоссе. Нам предстояло создать частные резервы и без конца тревожить фашистов. Важно было не допустить никаких, даже малых, прорывов фашистами нашей обороны и не дать врагу возможности перебрасывать части на направление основного удара армии. Наступление, как и предполагалось, началось 18 декабря. Однако в первые дни ударная группировка почти не имела успеха. Глубокий снег и бездорожье сковывали маневр и быстроту движения, в том числе танков. Сказывалось и то, что не хватало орудий, снарядов, для развития прорыва не было необходимых резервов. Все же 22-23 декабря наметился положительный сдвиг, и на отдельных участках войска ударной группировки продвинулись на 5-7 км в глубину обороны противника. Фашисты несли большие потери и, пытаясь "заткнуть дыры", перебрасывали отдельные мелкие подразделения с неатакованных участков, в том числе и перед фронтом нашей дивизии. От командиров частей стали поступать доклады о том, что фашисты нервничают. Это проявлялось прежде всего в их беспорядочной стрельбе, в основном из пехотного оружия, значительно снизился артобстрел, и только изредка кое-где враг вел минометный огонь, в ночное время фашисты непрерывно освещали местность ракетами. Собрав штаб, политотдел и командование частей, мы с комиссаром дивизии К.А.Зыковым и начальником штаба полковником П.Н.Бибиковым всесторонне проанализировали обстановку. Обменявшись мнениями, пришли к единому решению: в каждом полку подготовить усиленную роту и, обеспечив соответствующий артиллерийский, минометный огонь, на рассвете 25 декабря наступать (проведя предварительно - 24 декабря - широкую разведку отдельными группами). В ночь на 24 декабря разведывательные группы полков на некоторых направлениях продвинулись на 3-4 километра и встретили лишь отдельные группы фашистов, окопы противника были почти пустые. Утром 24 декабря, обсудив этот вопрос в штабе дивизии, я решил вывести по батальону из полков и с утра 25 декабря начать наступление по направлениям: батальон 475-го полка (комбат - старший лейтенант А.И.Бараев) - Кузовлево, Чернишня, Гремячев, Корсакове, Тарутино; батальон 12-го полка (комбат - капитан Н.А.Гордюк) - Ильино, Петрово, Агафьино; по Варшавскому шоссе была организована отдельная группа из приданных частей дивизии - 298-го пулеметного батальона, 71-го, 230-го и 304-го отдельных зенитно-артиллерийских дивизионов - под общим командованием начальника оперативного отделения штаба дивизии капитана Боргеста. 25 декабря с рассветом батальоны полков, а позднее и группа капитана Боргеста, начали довольно быстрое продвижение, встречая сопротивление лишь отдельных групп немецких автоматчиков; захваченные пленные сообщали, что части 34-й пехотной дивизии противника сегодня с рассветом стали отходить на новые рубежи - по рекам Истья и Протва. Значит, мы вовремя начали наступать и преследовать фашистов. Отходя, враг огрызался сначала только пехотным оружием, но затем наши подразделения начали подрываться на минных полях. В оставленных деревнях, в отдельных уцелевших домах немало было "сюрпризов", жертвами которых становились неопытные бойцы: откроет дверь - взрыв, поднимет зажигалку - взрыв и т.д. Вечером я доложил командарму, что части дивизии овладели деревнями Тарутино и Воробьи, то есть вышли на рубеж р.Истья, штаб дивизии находится в Кузовлево и свертывается к переходу в Тарутино. "Вы проявили необходимую бдительность, правильную инициативу и очень помогли, - сказал мне генерал Голубев. - Ваша задача теперь: повернуть дивизию от деревни Тарутино на север и овладеть деревней Белоусово, дальше наступать севернее Варшавского шоссе. 17-я стрелковая дивизия будет наступать в направлении Угодского Завода, а 5-й ВДК наступает на Балабаново и далее на Городню". Все, кто участвовал в войне, знают: в любом бою успех достается нелегко. Не обошлось без потерь и при взятии д.Белоусово. Так, осколки снаряда фашистской дальнобойной артиллерии смертельно ранили начальника политотдела дивизии П.И.Татаринцева. Тяжело были ранены командир 12-го полка майор А.М.Автандилов, капитан Боргест и еще четыре офицера - командиры и комиссары спецчастей. После овладения д.Белоусово 28 декабря дивизия получила приказ из штаба армии: наступать севернее Варшавского шоссе - через Обнинское, Потресово, Анисимово, выйти севернее Малоярославца и овладеть деревней Панское; в этой деревне жил командующий 4-й немецкой армии фон Клюге (штаб его и различные армейские учреждения размещались в Малоярославце). Задача эта, если учитывать полное бездорожье, глубокий снежный покров, морозы в 25 и более градусов, была трудная. Но наша дивизия, наученная горьким опытом первых дней наступления, сумела уже к тому времени более или менее обеспечить себя лыжами, санками и санями, собранными в тылу. Так и действовали: 12-й и 475-й полки двигались целиной, артиллерия и приданный дивизии Московский стрелковый батальон вместе с наступавшей в составе 43-й Армии 26-й танковой бригадой - вдоль Варшавского шоссе. Вскоре, однако, нам пришлось изменить направление удара. 31 декабря я с оперативной группой был на своем передовом командном пункте в колонии "Бодрая жизнь" (в этих местах вырос потом г.Обнинск). Штаб дивизии еще находился в д.Белоусово, а наши части, отбив очередную контратаку фашистов на д.Анисимово, продолжали в трудных условиях снежной целины и сильного мороза продвигаться вперед - к дороге Боровск - Малоярославец. В эти утренние часы к нам на командный пункт неожиданно приехал на санях генерал К.Д.Голубев с членом Военного совета С.И.Шабаловым и некоторыми офицерами штаба армии. Выслушав мой доклад о положении на фронте дивизии, командарм сказал, что части 5-го ВДК ведут бои в районе Балабанова, 17-й дивизии - на рубеже р.Протвы, части же 53-й дивизии вышли вперед и именно нам поэтому предстоит освобождать Малоярославец. Операция по овладению этим городом началась в тот же день и проходила по намеченному мною плану, одобренному командармом. Удар мы наносили с севера: 475-й полк наступал с Буниной горы, преграждая фашистам путь отхода на запад, 12-й полк от Боровской дороги рассекал город с севера на юг с целью овладеть железнодорожной станцией. По Варшавскому шоссе наступали 26-я танковая бригада с Московским стрелковым батальоном и артиллерия (ее наблюдатели находились в полках). Я управлял операцией по радио, двигаясь на санях за полками от "Бодрой жизни", куда переехал основной командный пункт дивизии, через Потресово и Анисимово. Полки ворвались в Малоярославец в 5 час. 30 мин. утра 1 января 1942 года. Фашисты вынуждены были драться в ловушке и потому несли большие потери. К полудню 2 января город был полностью очищен от врага. Важную победу одержали бойцы. Дивизия была представлена к званию "Гвардейская". Все это воодушевило воинов, и они с новыми силами продолжали освобождать населенные пункты от немецко-фашистских захватчиков. Дивизия 14 января освободила город Медынь, потом наступала в направлении Кошняки, Износки, к устью реки Вори. После освобождения Медыни было получено уведомление о том, что подольские трудящиеся взяли шефство над нашей дивизией, а 1 мая 1942 года представители трудящихся Подольска во главе с секретарем горкома партии Я.В.Сидниным приезжали к нам (53-я дивизия в это время сражалась с фашистами на плацдарме у реки Угры, севернее города Юхнов). Состоялся митинг, на котором шефы передали дивизии знамя (сейчас оно хранится в Центральном музее Вооруженных Сил). Вскоре наша дивизия передала оборону на плацдарме 17-й стрелковой дивизии и заняла оборону по рубежу р.Вори. Здесь я и оставил 53-ю дивизию в конце сентября 1942 года, так как был назначен командиром 31-й гвардейской стрелковой дивизии.

Дмитрий М: Об интенсивности боев в районе моей дачи свидетельствуют 2 документа. http://ww2doc.50megs.com/Issue25/Issue25_55.html и отчет о бое 11 декабря 1941 http://ww2doc.50megs.com/Issue25/Issue25_56.html Ольхово, Никольское в 1,5 км в одну сторону, Иванова гора 500-700 метров туда же, Чернишня и Кузовлево в 1,5 км только в другую сторону.

Дмитрий М: поле над д.Ольхово. Имено на нем погибло в атаке 25 октября 1941 года более 400 солдат 93 стрелковой дивизии. Ошибочно ее называют "сибирской", хотя она их Бурятии пришла под Москву. сейчас это поле новый котеджный поселок "на костях".. Именно про это поле говорил Красильников в своем интервью. http://podolsk-news.ru/stat-kras.php

Дмитрий М: А это д.Кузовлево.. Поле за ней и лес - большая братская могила. Деревня стояла на стратегической дороге идущей паралельно Варшавскому шоссе. Сейчас дороги старой нет. И из загибающейся в 80-ые деревни, Кузовлево стало шикарной дачной деревней. И вокруг одни дачные поселки. Именно в районе поля ближе к нам на снимке погиб первый командир 53 СД полковник Краснорецкий в попытке взять д.Чернишня и с.Тарутино 22 октября 1941 года. И с ним солдат тоже..

Дмитрий М: А здесь, между мостами находилась д.Горки.. Место ожесточенных боев десантников 5 ВДК.. Мой дядька весной 1942 участвовал в "санитарных захоронениях" .. Крючьями стаскивали разлагающиеся трупы в воронки и засыпали. Именно на этих холмах около р.Нара. В начале 50-ых делали Варшавское шоссе и здесь было что-то асфальтового завода. Весь холм закатан в железо, камень и не пойми чего. Сверху водрузили монумент - цифры "1941" и внизу надпись "Здесь проходила линия фронта". Когда в 90-ые перенесли мост левее, то про монумент забыли - он так и стоит никому не видимый в кустах.. Кстати, именно здесь нашли подбитый танк Т-40 и по ложке сумели найти имя хозяина.. 9 танковая бригада практически сгорела на этих рубежах.. http://www.culture21.ru/News.aspx?orgid=374&id=90907

Дмитрий М: Почему развиваю эту тему, никак не связанную с Поугорьем. У меня как мистика какая-то.. 93 стрелковая дивизия в октябре-декабре 1941 года воевала на рубежах с детства мне знакомых деревень Папино, Ольхово, Никольское, Орехово, Кузовлево, Ильино. С конца января по лето 1942 на рубежах не менее мне знакомых с детства деревень Челищево, Игнатьево, Угрюмово, Ивановское по рубежам рек Истра и Воря. Так же и 53 стрелковая дивизия. И отчасти 17 стрелковая дивизия. А 98 пехотная дивизия немцев, стоящая на рубеже Нара в октябре-декабре 1941, с сентября 1942 по март 1943 оборонялась на рубеже р.Воря от Алферово до д.Шатеша. Кстати, 93 СД летом 1942 станет 26 гвардейской. И именно она примет участие в неудавшемся наступлении 49 армии в районе д.Дюки в марте 1943 года.

Фильнат: Дмитрий М пишет: А 98 пехотная дивизия немцев, стоящая на рубеже Нара в октябре-декабре 1941, с сентября 1942 по март 1943 оборонялась на рубеже р.Воря от Алферово до д.Шатеша. Меня 98ПД сука тоже достала, я за ней от самой Нары и слежу. Я вот чо-то только не могу врубиться, что за части у гансов были в районе Федюково-Захарово (что под Износками), кроме культового 4 полка СС, нигде не вижу фронтальных схем, поскоку после того как туда вошла 43А, там началось месиво на пару месяцев.

Дмитрий М:

Фильнат: Да эта схема у меня есть!!! Тока обрати внимание, южнее Захарово, кроме полка электриков у гансов ничего не обозначено, ну не могли они одни там все перерыть, до такой степени как там есть, причем глянь на дивизионную ганскарту по 98ПД за январь -её позиции заканчиваются на Колодкино-Агарышах, а кто был севернее?

Дмитрий М: А не могли эти 2 мощные "груди", нависающие над местом прорыва (севернее 20 АК, а южнее 57 МК, 23 АК и 12 АК) сжимаясь, уплотнить ряды ? Кстати, выступ севернее Юхнова в лице 194 СД существовал еще месяц до взятия Юхнова в начале марта ??

Фильнат: Груди появились когда Ефремов пошёл на Вязьму, но в это же момент 43А била в направлении Берёзки-Шеломцы, вот я немогу найти во всех предыдущих наших записях кого она била в том месте на Воре, для того чтобы запросить боевую карту этих мест, карта Колодкино-Федюково существет, я кусок её даже видел, но мне интересна карта от Колодкино до Захарово. А в выступе 194СД гансы непрерывно контратокавали с феврвля по март.

Дмитрий М: Фильнат пишет: вот я немогу найти во всех предыдущих наших записях кого она била в том месте на Воре Если на начало марта 1942 это стык 12 и 20 АК, то предпологаю, что немцы вытянули 12 АК из под Юхнова для затыкания дыры.

Фильнат: Дмитрий М пишет: Если на начало марта 1942 это стык 12 и 20 АК, то предпологаю, что немцы вытянули 12 АК из под Юхнова для затыкания дыры. Да, но если не будет конкретных номеров дивизий, то карту никто не найдёт, у гансов всё строго в архивах расписано!

Дмитрий М: К сожалению, 27 октября 1941 года закончилось для Талалихина Виктора Васильевича здесь, в красивом месте, в 2 км севернее от д. Каменка... И жизнь тоже.. Ему было всего 23 с небольшим года..

Дмитрий М: А это как в песне - "а с него по полюшку лупит пулемет.." в некоторых "блинах" настрела больше чем земли..

Дмитрий М: Кстати, удивительно.. Немцы, большие приверженцы траншей, здесь обходились серией блиндажей и отводными позициями. Сплошной траншеи нет. А у наших наоборот, хотя это удивительно. Сплошная траншея и позади метров в 500 цепочка "блинов".. А здесь , судя по всему, стояла 37-мм противотанковая пушка PaK 35/36. Гильзы (замучался выгребать) и в относительном сохране коробка на 12 снарядов.. Может и по кузовлянскому полю "танки грохотали", хотя на это свидетельств не нашел.. Может, правда, и 37-мм зенитная пушка FlaK 36/37 была, но врят ли. Слишком близко от передовой..

Дмитрий М: Вот, товарищи немцы стреляютЬ из нее.. Коробка, кстати, похожая..

Дмитрий М: Хлам на немецких окопах.. Лопатка чья не знаю, немецких не встречал до этого.. залетевший к немцам "подарок"..



полная версия страницы