Форум » Великая Отечественная война » 43 армия на рубежах р.Нара в 1941 году » Ответить

43 армия на рубежах р.Нара в 1941 году

Игорь6719: Дмитрий М пишет: [quote]октябрь 1941 года.. [/quote] По картам............... В р-не деревни Каменка были тяжелые бои и большими потерями с нашей стороны. Интересно, что сейчас на месте деревни?

Ответов - 81, стр: 1 2 3 4 5 All

Дмитрий М: Игорь6719 пишет: В р-не деревни Каменка деревня Каменка есть и сейчас.. Знаменита еще тем, что в 1,5 км от нее место гибели Виктора Таллалихина.. Там нашли сбитый самолет, вернее его остатки. Был там 3 года назад - кусок дигателя и винт погнутый.. Из всех деревень в районе ,ушедших в землю от тех боев, это только деревня Горки.. Просто на ее месте поставили большой пионерский лагерь и назвали его незатейливо просто - "Горки".

Дмитрий М: Специально по войне не лазил в этот раз, но находки были.. Заметьте, МД у меня нет..

Дмитрий М: Блин, с 18 часов хочу выложить отрывок из книги Еремеева "РУБЕЖИ МУЖЕСТВА".. Четко про мою местость в районе дачи.. В середине октября 1941 года 312-я стрелковая дивизия, которой тогда я командовал, с тяжелыми боями отходила от рубежей Малоярославецкого боевого участка к реке Протве и далее до реки Нары. 23 октября 1079-й стрелковый полк остановил рвущихся к Москве фашистов у Ивановой горы перед р.Нарой. Но в строю оставалось немногим более ста воинов. Здесь, [b]в боях за деревню Орехово (пардон, это моя дача, хотя там про эти бои и не слышали!!), погиб и командир полка подполковник А.А.Бурков. Положение осложнялось тем, что я не имел сведений о 1083-м и 1081-м полках, так как 1083-й отходил севернее Варшавского шоссе, будучи подчиненным Подольскому пехотному училищу, а 1081-й вышел из окружения у Детчино и должен был отходить по Старой Калужской дороге на Угодский Завод; после рубежей на р.Протве была утеряна всякая связь с остальными частями дивизии (по косвенным данным, они вышли восточнее р.Нары). Обстановка также требовала установить взаимодействие дивизии с другими соединениями нашей 43-й Армии. От командующего армией генерал-лейтенанта Акимова я получил письменное предписание: ввиду его тяжелого ранения, вступить в командование левым крылом армии, куда, кроме нашей дивизии, входили 17-я, 53-я стрелковые дивизии и другие части. Однако связи с ними не было, самое же главное - отсутствовала связь со штабом армии. Что было делать? Я похоронил подполковника А.А.Буркова и других погибших воинов, оставил поредевшие подразделения 1079-го полка в обороне у горы Ивановой и с группой бойцов отправился в деревню Каменка, где предполагал найти армейский штаб. К вечеру бои стали стихать, только с Варшавского шоссе, Старой Калужской дороги и со стороны деревни Кузовлево доносились одиночные выстрелы из легкого пехотного оружия, вдали были видны пожары, ракеты немцев обозначали, каких рубежей они достигли. Долго шли мы, увязая в грязи на размокшей от дождей лесной дороге, и добрались до Каменки, когда уже стемнело. На западной окраине деревни стояли, ощетинившись, почти "в затылок" друг другу несколько танков и артиллерийские орудия, шоссе было изрыто воронками от бомб и снарядов - все говорило о том, что еще несколько часов назад здесь шел бой. У штаба армии, размещавшегося в школе, я встретил полковника А.Н.Боголюбова. Начальник штаба армии считал, что я с остатками частей погиб за р.Протвой, и теперь, увидев меня, обрадовался. Мы обнялись как близкие друзья, хотя и виделись до этого всего лишь дважды - 13 и 14 октября в Малоярославце. Полковник затем представил меня новому командующему армией - генерал-майору К.Д.Голубеву. На совещании, где присутствовал и член Военного совета армии бригадный комиссар С.И.Шабалов, командарм сообщил приказ командующего фронтом генерала армии Г.К.Жукова о том, что рубеж реки Нара должен быть последним рубежом отхода наших войск на данном направлении. Генерал-майор Голубев сказал также, что остатки 312-й, 53-й и 17-й стрелковых дивизий объединяются в сводную дивизию, командиром которой назначается полковник А.Ф.Наумов. Продолжая традиции 312-й дивизии, которая в трудных условиях выполнила свою боевую задачу, сводная дивизия в период своего формирования с 24 по 29 октября успешно справлялась с главным делом - задержать врага на рубеже р.Нары. По приказу войскам 43-й Армии от 30 октября сводная дивизия стала именоваться 53-й стрелковой дивизией (по новым штатам). Около двух месяцев мы держали оборону. Проводили разведки, в том числе разведки боем. Пропускали разведгруппы и группы для нападения на тыловые объекты врага, поджога домов, в которых обосновались фашисты. Были и другие заботы. Так, с 5 ноября в дивизии 43-й Армии стали приезжать делегации рабочих и служащих из Москвы, Подольска и других городов. В 53-й дивизии, оборонявшейся 12-м и 475-м стрелковыми полками, начал формироваться третий стрелковый полк - 223-й. А после того, как на одном из совещаний командиров и комиссаров соединений в деревне Ясенки, где размещался первый эшелон армейского штаба, командарм рассказал о предложении Подольского горкома партии и горисполкома взять шефство над соединением армии, - в нашей дивизии развернулась политическая и агитационная работа, направленная на то, чтобы завоевать почетное шефство, в частях и подразделениях были приняты соответствующие социалистические обязательства. 6 декабря все наши текущие дела и заботы отодвинулись на второй план. В тот день, как известно, началось и затем успешно осуществлялось контрнаступление на флангах Западного фронта. Это событие огромной политической и военной важности немедленно было доведено до всего личного состава дивизии. Командиры, политработники, партийные организации частей и подразделений активно включились в эту работу. Собрания, митинги, беседы - все это значительно подняло моральное состояние бойцов. Радовался каждый, предлагалось и на нашем направлении перейти в наступление. Но пока перед нами, исходя из малочисленности состава соединений и недостаточной материально-технической обеспеченности, была поставлена иная задача: проводить разведки, делать отдельные вылазки в тыл фашистов, предпринимать разведки боем - словом, держать врага в напряжении и не допускать снятия отсюда его частей для переброски на активные участки нашего наступления. 15 декабря я был вызван в Ясенки, куда приехали и другие командиры соединений. Командарм был в приподнятом настроении. "Вот и на нашей улице начинается праздник", - сказал он и, сообщив о событиях на фронтах и о том, как осуществляется разгром немецко-фашистских войск под Москвой, рассказал о плане предстоящего наступления нашей армии. Основное направление удара - на Балабаново, в последующем - на Малоярославец. От 53-й дивизии в состав ударной группировки должен был войти лишь формируемый 223-й полк. Сама же дивизия усиливалась спецчастями и должна была на всей полосе обороны от Иннино сменить 5-й воздушно-десантный корпус и 93-ю стрелковую дивизию, которые, наряду с другими частями, включались в ударную группировку, сосредотачивавшуюся севернее Варшавского шоссе. Нам предстояло создать частные резервы и без конца тревожить фашистов. Важно было не допустить никаких, даже малых, прорывов фашистами нашей обороны и не дать врагу возможности перебрасывать части на направление основного удара армии. Наступление, как и предполагалось, началось 18 декабря. Однако в первые дни ударная группировка почти не имела успеха. Глубокий снег и бездорожье сковывали маневр и быстроту движения, в том числе танков. Сказывалось и то, что не хватало орудий, снарядов, для развития прорыва не было необходимых резервов. Все же 22-23 декабря наметился положительный сдвиг, и на отдельных участках войска ударной группировки продвинулись на 5-7 км в глубину обороны противника. Фашисты несли большие потери и, пытаясь "заткнуть дыры", перебрасывали отдельные мелкие подразделения с неатакованных участков, в том числе и перед фронтом нашей дивизии. От командиров частей стали поступать доклады о том, что фашисты нервничают. Это проявлялось прежде всего в их беспорядочной стрельбе, в основном из пехотного оружия, значительно снизился артобстрел, и только изредка кое-где враг вел минометный огонь, в ночное время фашисты непрерывно освещали местность ракетами. Собрав штаб, политотдел и командование частей, мы с комиссаром дивизии К.А.Зыковым и начальником штаба полковником П.Н.Бибиковым всесторонне проанализировали обстановку. Обменявшись мнениями, пришли к единому решению: в каждом полку подготовить усиленную роту и, обеспечив соответствующий артиллерийский, минометный огонь, на рассвете 25 декабря наступать (проведя предварительно - 24 декабря - широкую разведку отдельными группами). В ночь на 24 декабря разведывательные группы полков на некоторых направлениях продвинулись на 3-4 километра и встретили лишь отдельные группы фашистов, окопы противника были почти пустые. Утром 24 декабря, обсудив этот вопрос в штабе дивизии, я решил вывести по батальону из полков и с утра 25 декабря начать наступление по направлениям: батальон 475-го полка (комбат - старший лейтенант А.И.Бараев) - Кузовлево, Чернишня, Гремячев, Корсакове, Тарутино; батальон 12-го полка (комбат - капитан Н.А.Гордюк) - Ильино, Петрово, Агафьино; по Варшавскому шоссе была организована отдельная группа из приданных частей дивизии - 298-го пулеметного батальона, 71-го, 230-го и 304-го отдельных зенитно-артиллерийских дивизионов - под общим командованием начальника оперативного отделения штаба дивизии капитана Боргеста. 25 декабря с рассветом батальоны полков, а позднее и группа капитана Боргеста, начали довольно быстрое продвижение, встречая сопротивление лишь отдельных групп немецких автоматчиков; захваченные пленные сообщали, что части 34-й пехотной дивизии противника сегодня с рассветом стали отходить на новые рубежи - по рекам Истья и Протва. Значит, мы вовремя начали наступать и преследовать фашистов. Отходя, враг огрызался сначала только пехотным оружием, но затем наши подразделения начали подрываться на минных полях. В оставленных деревнях, в отдельных уцелевших домах немало было "сюрпризов", жертвами которых становились неопытные бойцы: откроет дверь - взрыв, поднимет зажигалку - взрыв и т.д. Вечером я доложил командарму, что части дивизии овладели деревнями Тарутино и Воробьи, то есть вышли на рубеж р.Истья, штаб дивизии находится в Кузовлево и свертывается к переходу в Тарутино. "Вы проявили необходимую бдительность, правильную инициативу и очень помогли, - сказал мне генерал Голубев. - Ваша задача теперь: повернуть дивизию от деревни Тарутино на север и овладеть деревней Белоусово, дальше наступать севернее Варшавского шоссе. 17-я стрелковая дивизия будет наступать в направлении Угодского Завода, а 5-й ВДК наступает на Балабаново и далее на Городню". Все, кто участвовал в войне, знают: в любом бою успех достается нелегко. Не обошлось без потерь и при взятии д.Белоусово. Так, осколки снаряда фашистской дальнобойной артиллерии смертельно ранили начальника политотдела дивизии П.И.Татаринцева. Тяжело были ранены командир 12-го полка майор А.М.Автандилов, капитан Боргест и еще четыре офицера - командиры и комиссары спецчастей. После овладения д.Белоусово 28 декабря дивизия получила приказ из штаба армии: наступать севернее Варшавского шоссе - через Обнинское, Потресово, Анисимово, выйти севернее Малоярославца и овладеть деревней Панское; в этой деревне жил командующий 4-й немецкой армии фон Клюге (штаб его и различные армейские учреждения размещались в Малоярославце). Задача эта, если учитывать полное бездорожье, глубокий снежный покров, морозы в 25 и более градусов, была трудная. Но наша дивизия, наученная горьким опытом первых дней наступления, сумела уже к тому времени более или менее обеспечить себя лыжами, санками и санями, собранными в тылу. Так и действовали: 12-й и 475-й полки двигались целиной, артиллерия и приданный дивизии Московский стрелковый батальон вместе с наступавшей в составе 43-й Армии 26-й танковой бригадой - вдоль Варшавского шоссе. Вскоре, однако, нам пришлось изменить направление удара. 31 декабря я с оперативной группой был на своем передовом командном пункте в колонии "Бодрая жизнь" (в этих местах вырос потом г.Обнинск). Штаб дивизии еще находился в д.Белоусово, а наши части, отбив очередную контратаку фашистов на д.Анисимово, продолжали в трудных условиях снежной целины и сильного мороза продвигаться вперед - к дороге Боровск - Малоярославец. В эти утренние часы к нам на командный пункт неожиданно приехал на санях генерал К.Д.Голубев с членом Военного совета С.И.Шабаловым и некоторыми офицерами штаба армии. Выслушав мой доклад о положении на фронте дивизии, командарм сказал, что части 5-го ВДК ведут бои в районе Балабанова, 17-й дивизии - на рубеже р.Протвы, части же 53-й дивизии вышли вперед и именно нам поэтому предстоит освобождать Малоярославец. Операция по овладению этим городом началась в тот же день и проходила по намеченному мною плану, одобренному командармом. Удар мы наносили с севера: 475-й полк наступал с Буниной горы, преграждая фашистам путь отхода на запад, 12-й полк от Боровской дороги рассекал город с севера на юг с целью овладеть железнодорожной станцией. По Варшавскому шоссе наступали 26-я танковая бригада с Московским стрелковым батальоном и артиллерия (ее наблюдатели находились в полках). Я управлял операцией по радио, двигаясь на санях за полками от "Бодрой жизни", куда переехал основной командный пункт дивизии, через Потресово и Анисимово. Полки ворвались в Малоярославец в 5 час. 30 мин. утра 1 января 1942 года. Фашисты вынуждены были драться в ловушке и потому несли большие потери. К полудню 2 января город был полностью очищен от врага. Важную победу одержали бойцы. Дивизия была представлена к званию "Гвардейская". Все это воодушевило воинов, и они с новыми силами продолжали освобождать населенные пункты от немецко-фашистских захватчиков. Дивизия 14 января освободила город Медынь, потом наступала в направлении Кошняки, Износки, к устью реки Вори. После освобождения Медыни было получено уведомление о том, что подольские трудящиеся взяли шефство над нашей дивизией, а 1 мая 1942 года представители трудящихся Подольска во главе с секретарем горкома партии Я.В.Сидниным приезжали к нам (53-я дивизия в это время сражалась с фашистами на плацдарме у реки Угры, севернее города Юхнов). Состоялся митинг, на котором шефы передали дивизии знамя (сейчас оно хранится в Центральном музее Вооруженных Сил). Вскоре наша дивизия передала оборону на плацдарме 17-й стрелковой дивизии и заняла оборону по рубежу р.Вори. Здесь я и оставил 53-ю дивизию в конце сентября 1942 года, так как был назначен командиром 31-й гвардейской стрелковой дивизии.

Дмитрий М: Об интенсивности боев в районе моей дачи свидетельствуют 2 документа. http://ww2doc.50megs.com/Issue25/Issue25_55.html и отчет о бое 11 декабря 1941 http://ww2doc.50megs.com/Issue25/Issue25_56.html Ольхово, Никольское в 1,5 км в одну сторону, Иванова гора 500-700 метров туда же, Чернишня и Кузовлево в 1,5 км только в другую сторону.

Дмитрий М: поле над д.Ольхово. Имено на нем погибло в атаке 25 октября 1941 года более 400 солдат 93 стрелковой дивизии. Ошибочно ее называют "сибирской", хотя она их Бурятии пришла под Москву. сейчас это поле новый котеджный поселок "на костях".. Именно про это поле говорил Красильников в своем интервью. http://podolsk-news.ru/stat-kras.php

Дмитрий М: А это д.Кузовлево.. Поле за ней и лес - большая братская могила. Деревня стояла на стратегической дороге идущей паралельно Варшавскому шоссе. Сейчас дороги старой нет. И из загибающейся в 80-ые деревни, Кузовлево стало шикарной дачной деревней. И вокруг одни дачные поселки. Именно в районе поля ближе к нам на снимке погиб первый командир 53 СД полковник Краснорецкий в попытке взять д.Чернишня и с.Тарутино 22 октября 1941 года. И с ним солдат тоже..

Дмитрий М: А здесь, между мостами находилась д.Горки.. Место ожесточенных боев десантников 5 ВДК.. Мой дядька весной 1942 участвовал в "санитарных захоронениях" .. Крючьями стаскивали разлагающиеся трупы в воронки и засыпали. Именно на этих холмах около р.Нара. В начале 50-ых делали Варшавское шоссе и здесь было что-то асфальтового завода. Весь холм закатан в железо, камень и не пойми чего. Сверху водрузили монумент - цифры "1941" и внизу надпись "Здесь проходила линия фронта". Когда в 90-ые перенесли мост левее, то про монумент забыли - он так и стоит никому не видимый в кустах.. Кстати, именно здесь нашли подбитый танк Т-40 и по ложке сумели найти имя хозяина.. 9 танковая бригада практически сгорела на этих рубежах.. http://www.culture21.ru/News.aspx?orgid=374&id=90907

Дмитрий М: Почему развиваю эту тему, никак не связанную с Поугорьем. У меня как мистика какая-то.. 93 стрелковая дивизия в октябре-декабре 1941 года воевала на рубежах с детства мне знакомых деревень Папино, Ольхово, Никольское, Орехово, Кузовлево, Ильино. С конца января по лето 1942 на рубежах не менее мне знакомых с детства деревень Челищево, Игнатьево, Угрюмово, Ивановское по рубежам рек Истра и Воря. Так же и 53 стрелковая дивизия. И отчасти 17 стрелковая дивизия. А 98 пехотная дивизия немцев, стоящая на рубеже Нара в октябре-декабре 1941, с сентября 1942 по март 1943 оборонялась на рубеже р.Воря от Алферово до д.Шатеша. Кстати, 93 СД летом 1942 станет 26 гвардейской. И именно она примет участие в неудавшемся наступлении 49 армии в районе д.Дюки в марте 1943 года.

Фильнат: Дмитрий М пишет: А 98 пехотная дивизия немцев, стоящая на рубеже Нара в октябре-декабре 1941, с сентября 1942 по март 1943 оборонялась на рубеже р.Воря от Алферово до д.Шатеша. Меня 98ПД сука тоже достала, я за ней от самой Нары и слежу. Я вот чо-то только не могу врубиться, что за части у гансов были в районе Федюково-Захарово (что под Износками), кроме культового 4 полка СС, нигде не вижу фронтальных схем, поскоку после того как туда вошла 43А, там началось месиво на пару месяцев.

Дмитрий М:

Фильнат: Да эта схема у меня есть!!! Тока обрати внимание, южнее Захарово, кроме полка электриков у гансов ничего не обозначено, ну не могли они одни там все перерыть, до такой степени как там есть, причем глянь на дивизионную ганскарту по 98ПД за январь -её позиции заканчиваются на Колодкино-Агарышах, а кто был севернее?

Дмитрий М: А не могли эти 2 мощные "груди", нависающие над местом прорыва (севернее 20 АК, а южнее 57 МК, 23 АК и 12 АК) сжимаясь, уплотнить ряды ? Кстати, выступ севернее Юхнова в лице 194 СД существовал еще месяц до взятия Юхнова в начале марта ??

Фильнат: Груди появились когда Ефремов пошёл на Вязьму, но в это же момент 43А била в направлении Берёзки-Шеломцы, вот я немогу найти во всех предыдущих наших записях кого она била в том месте на Воре, для того чтобы запросить боевую карту этих мест, карта Колодкино-Федюково существет, я кусок её даже видел, но мне интересна карта от Колодкино до Захарово. А в выступе 194СД гансы непрерывно контратокавали с феврвля по март.

Дмитрий М: Фильнат пишет: вот я немогу найти во всех предыдущих наших записях кого она била в том месте на Воре Если на начало марта 1942 это стык 12 и 20 АК, то предпологаю, что немцы вытянули 12 АК из под Юхнова для затыкания дыры.

Фильнат: Дмитрий М пишет: Если на начало марта 1942 это стык 12 и 20 АК, то предпологаю, что немцы вытянули 12 АК из под Юхнова для затыкания дыры. Да, но если не будет конкретных номеров дивизий, то карту никто не найдёт, у гансов всё строго в архивах расписано!

Дмитрий М: К сожалению, 27 октября 1941 года закончилось для Талалихина Виктора Васильевича здесь, в красивом месте, в 2 км севернее от д. Каменка... И жизнь тоже.. Ему было всего 23 с небольшим года..

Дмитрий М: А это как в песне - "а с него по полюшку лупит пулемет.." в некоторых "блинах" настрела больше чем земли..

Дмитрий М: Кстати, удивительно.. Немцы, большие приверженцы траншей, здесь обходились серией блиндажей и отводными позициями. Сплошной траншеи нет. А у наших наоборот, хотя это удивительно. Сплошная траншея и позади метров в 500 цепочка "блинов".. А здесь , судя по всему, стояла 37-мм противотанковая пушка PaK 35/36. Гильзы (замучался выгребать) и в относительном сохране коробка на 12 снарядов.. Может и по кузовлянскому полю "танки грохотали", хотя на это свидетельств не нашел.. Может, правда, и 37-мм зенитная пушка FlaK 36/37 была, но врят ли. Слишком близко от передовой..

Дмитрий М: Вот, товарищи немцы стреляютЬ из нее.. Коробка, кстати, похожая..

Дмитрий М: Хлам на немецких окопах.. Лопатка чья не знаю, немецких не встречал до этого.. залетевший к немцам "подарок"..

Дмитрий М: Памятник десантникам в д.Папино.. Дорога севернее д.Каменка. За лесом река Нара. Дальше бывшая д.Никольские Дворы.. Туда уходил в ночь отдельный десантный батальон...

Дмитрий М: А это, задвинутый со всех сторон бензоколонкой, дорогой и забором скромный памятник..

Дмитрий М: Почти загнувшийся памятник у старого моста в д.Папино.. Покрасили, новую табличку прикрутили.. Раньше было написано "Здесь проходила линия фронта".. Кстати, и у Талалихина был другой памятник.. Нижнее фото река Нара в 100 метрах от памятника..

Дмитрий М: Памятник в д. Кузовлево. Не путать с мемориалом - это разные вещи!!!

Дмитрий М: Кстати, наши активно в тех боях в виде заграждения использовали колючую проволоку.. На немецких позициях встречается редко, зато на наших полно..

Дмитрий М: Мемориал в Кузовлево

Дмитрий М: Поле и лес над бывшей д.Кащеево..

Дмитрий М:

Дмитрий М: хлам войны на наших окопах.. эти выходные.. Специально полазил по нашим окопам в плане использования польского оружия.. Подтвердилось - польского настрела навалом. Чуть ли не больше, чем "трехи".. на фото стою над нашими окопами и звонит Макс с новостью, что клип готов.. Смотреть его, видите, никакой возможности не было..

Дмитрий М: Там же на наших позициях валялось непонятное то ли колесо, то ли обруч. Диаметр чуть больше метра. Может , правда, колхозное..

Tungus: Вот тов Шапошников что пишет: Ход боевых действий 43-й армии В то время как авиационные десанты успешно проводили свои боевые действия, выполнение задач, поставленных 43-й армии, происходило следующим образом. Сосредоточившись в районе Шанского завода, 194-я стрелковая дивизия 15 января перешла в наступление в юго-западном направлении. 16 января, преодолев незначительное сопротивление противника, один полк этой дивизии занял Износки, другой — Беклеши, третий — Доманцево. 17 января, тесня небольшие группы противника, дивизия подошла одним полком к Извольску, другим заняла Тетево, а третьим вышла в Износки. 16-19 января наступление 194-й стрелковой дивизии продолжалось. 19 января к 15 часам один полк овладел Пуповкой, другой блокировал Хвощи, третий подходил к Бол. Семеновскому. По пути своего движения дивизия очищала местность от противника, а для парирования случайностей вынуждена была оставить по одному стрелковому батальону в Кузове и в Извольске. К Юхнову она подошла с ослабленными силами. Действовавший левее 194-й стрелковой дивизии сводный полк 43-й армии 13 января ворвался на станцию Кошняки, уничтожил там фашистскую охрану мостов и станции и разрушил полотно железной дороги. Пять дней после этого полк героически отражал со стороны Мятлево атаки противника, стремившегося очистить занятый советскими войсками участок железной дороги Мятлево—Вязьма. Силы полка все более и более таяли в этой неравной борьбе, но на помощь ему пришла 53-я стрелковая дивизия, которая после занятия Медыни была выведена в резерв и до 16 января доукомплектовывалась и пополнялась оружием в Медыни. К 16 января поставленная 43-й армии задача — занять Мятлево — не была выполнена. Это обстоятельство затрудняло решение задач 50-й армией и 1-м гвардейским кавалерийским корпусом, а в целом оттягивало проведение операции по окружению и уничтожению кондрово-юхновской группировки противника. Такая задержка была на руку противнику, который, воспользовавшись медлительностью действий наших частей, мог выскользнуть из окружения. Учитывая это, начальник штаба Западного фронта генерал Соколовский приказанием от 16 января потребовал от командующего 43-й армией скорейшего выполнения поставленной ему задачи. «Комфронтом приказал немедленно разгромить противника на р. Шаня, овладеть Мятлево и стремительно развивать удар на Юхнов. Для этой цели немедленно по боевой тревоге поднять 53 сд и, бросив ее в обход противника, обороняющегося нар. Шаня, захватить Мятлево». В тот же день 16 января командующий 43-й армией получил телеграмму от командующего Западным фронтом генерала Жукова, в которой говорилось: «Если вы точно не выполните приказа о выходе войск армии в назначенные районы 16.1.42 г., то срываете план операции, и вы ставите в тяжелое положение 50 А и группу Белова». Обстановка на реке Шаня к этому времени складывалась следующая: 5-й воздушно-десантный корпус, остановленный 15 января огнем противника у Романова, не мог продвигаться вперед. 17-я стрелковая дивизия с 26-й танковой бригадой вела в этот день бой за Реутово, Косово, Мошарово. 415-я стрелковая дивизия безуспешно стремилась овладеть Богдановой, Иванищевом. Основной костяк армии, таким образом, застрял перед укреплениями противника на реке Шаня и не в состоянии был двигаться дальше. Поскольку три соединения 43-й армии своим наступлением на этом участке связали крупные силы противника, разрешение задачи по овладению Мятлевым нужно было искать не во фронтальном наступлении, а в обходе этого пункта с фланга и тыла. Исходя из этого, начальник штаба фронта предложил выбросить 53-ю стрелковую дивизию в обход противника, обороняющего Мятлево. К моменту получения приказания начальника штаба и телеграммы командующего фронтом 53-я дивизия втянулась в бой и участвовала в наступлении на врага, оборонявшегося по реке Шаня. На вывод дивизии из боя и организацию марш-маневра к Мятлево требовалось не менее суток. Дивизия смогла оторваться от противника только 17 января; 18 января она уже находилась на марше, выполняя поставленную ей задачу. Вслед за ней, по другому маршруту, было послано пять лыжных батальонов. В тот момент, когда 53-я стрелковая дивизия была направлена в обход к Мятлеву, осложнилось положение сводного полка армии на станции Кошняки. Вследствие этого дивизия была вынуждена повернуть к станции Кошняки, чтобы оказать помощь сводному полку и устранить возможность появления немцев у себя в тылу при дальнейшем движении к Мятлево. В районе станции Кошняки завязались упорные бои с подошедшими сюда крупными силами противника. Видимо, он искал выхода из наметившегося для него окружения, и поэтому бросал свои силы в направлении Мятлево, Вязьма. В оперативном ориентировании штаба Западного фронта на 19 января об этом говорилось: « Части 57, 13 и 43 АК противника находятся в оперативном окружении, что признается и самими немцами (радиоперехват 19.1.42 г.). Противник будет пытаться вырваться из окружения. Наша задача не допустить этого». В этих условиях важное значение приобретал правый фланг армии, плотность и устойчивость наших войск, развернутых здесь. Плотность эта (две стрелковые дивизии и сводный полк армии, растянутые на 40-км фронте) была невелика. Чтобы не дать противнику прорваться из Мятлево, нужно было ее увеличить. Для этой цели приходилось снимать часть сил из той группы войск, которая вела фронтальное наступление на Мятлево. 18 января в сторону правого фланга был направлен 5-й воздушно-десантный корпус. 19 января в районе станции Кошняки он соединился со сводным полком и совместно с 53-й стрелковой дивизией разгромил имевшиеся здесь силы противника. После этого 53-я стрелковая дивизия была направлена в район, где вела бои 194-я стрелковая дивизия, а 5-й воздушно-десантный корпус и сводный полк армии получили задачу оборонять район станции Кошняки, чтобы препятствовать движению неприятельских сил в западном направлении. 19января 5-му воздушно-десантному корпусу и сводному полку пришлось выдержать, упорный бой с группой противника (до полутора пехотных полков), которая пыталась прорваться на запад из района Трушонки, Красная Поляна, Булатово. Группировка противника была разгромлена и рассеяна в разных направлениях. В это время другая группа противника пыталась вырваться из окружения через Хвощи; мелкие группы немцев просачивались в западном направлении со стороны Семеновское и Доманово. На этих путях громили фашистов 194-я и 53-я стрелковые дивизии; последняя, по мере очищения территории от немцев, постепенно продвигалась в юго-западном направлении, увеличивая своими силами плотность фронта, которую создала здесь 194-я стрелковая дивизия. Обозначившиеся по всему правому флангу 43-й армии попытки противника выйти из окружения говорили о том, что немцы не намерены долго удерживать Мятлево. Основные усилия их сводились теперь к тому, чтобы поскорее выйти из ясно обозначившегося для них окружения. Поэтому наши войска должны были крепче запереть силы врага в Мятлевском районе и не позволить им уйти в западном направлении. Ввиду этого 21 января с мятлевского фронта были сняты 17-я стрелковая дивизия и 18-я танковая бригада и переброшены на правый фланг армии. На фронте против Мятлево осталась одна 415-я стрелковая дивизия, растянувшая свои силы от Романово до Иванищево. В районе станции Кошняки 17-я стрелковая дивизия и 18-я танковая бригада выдержали упорный бой с 268-й пехотной дивизией противника, укомплектованной к этому времени до полного штата и имевшей в своем составе части СС. 20 января начались более серьезные попытки противника разорвать кольцо окружения в районе Юхнова. В этот день фашисты крупными силами повели наступление на 194-ю стрелковую дивизию в районе Пуповки, одновременно производя давление на те части 50-й армии, которые в это время находились к юго-западу от Юхнова. Противник стремился удержать в своих руках Варшавское шоссе и обеспечить себя от удара по флангу и тылу со стороны 43-й армии. Под давлением превосходящих сил немцев 194-я стрелковая дивизия принуждена была оставить Пуповку и организовать оборону на новом рубеже — Приселье, Куновка. Бои, завязавшиеся на правом фланге армии, вскоре развернулись от Пуповки до Мятлево. Противник прорывался к западу через Куновку, Морозово, Хвощи, Тетево, Булатово и Ворсобино. Во всех этих пунктах шли ожесточенные бои, но перевес сил на стороне противника не позволял нашим частям доводить эти бои до успешного конца. Немцы прорывали нашу оборону и мелкими частями уходили на запад. В создавшейся обстановке вновь требовалось усилить нажим на Мятлево, овладеть им и быстро развить успех вдоль Варшавского шоссе, чтобы зайти отходящему противнику во фланг и тыл. Сил у 43-й армии для этой цели было недостаточно (фактически одна 415-я стрелковая дивизия), а перебросить части на данное направление с правого фланга было невозможно. Поскольку 33-я армия выполнила основную задачу по занятию Вереи, командование фронта решило 1-ю гвардейскую моторизованную стрелковую дивизию из ее состава передать в 43-ю армию. Это должно было усилить группировку 43-й армии под Мятлево и в результате совместных действий 1-й гвардейской моторизованной и 415-й стрелковых дивизий привести к овладению этим пунктом. 415-я стрелковая дивизия, методически наступая, к 27 января вышла на подступы к Мятлево. Вечером того же дня к Мятлево прибыла 1-я гвардейская моторизованная стрелковая дивизия. В ночь на 29 января после предварительной подготовки началась атака на Мятлево. По плану атаки 415-я стрелковая дивизия строила свой боевой порядок на левом фланге оперативного построения группы, 1-я гвардейская моторизованная стрелковая дивизия — на правом и в центре. 415-я стрелковая дивизия должна была демонстрировать охват Мятлево с юго-востока и обход его с южной стороны. 1-я гвардейская моторизованная стрелковая дивизия, пользуясь отвлечением внимания и сил противника в этом направлении, должна была коротким ударом с фронта опрокинуть его и ворваться в Мятлево. Дивизии в точности выполнили поставленные задачи, и 29 января в 4 часа Мятлево было в руках советских войск. Не задерживаясь в занятом пункте и предоставив частям 415-й стрелковой дивизии очищение его от остатков фашистских войск, 1-я гвардейская моторизованная стрелковая дивизия развила успех вдоль Варшавского шоссе, преследуя и тесня отходящие силы противника. В районе Воронки она натолкнулась на крупную группировку немцев, оказавшую ей сильное сопротивление. Завязался ожесточенный бой, слившийся с боями, которые в это время шли на правом фланге 43-й армии. Но эти действия своими результатами уже выходят за рамки Медынско-Мятлевской операции, которую можно считать оконченной после занятия Мятлево, и составляют содержание новой операции по уничтожению противника в районе Юхнова. После овладения нашими войсками Мятлево, Кондрово, организации частями 43-й армии заслона с запада и выхода войск 50-й армии к Юхнову, а частей 1-го гвардейского кавалерийского корпуса севернее Варшавского шоссе, кондрово-юхново-мятлевская группировка немцев принуждена была прорываться из окружения. Усилия ее были направлены в сторону Варшавского шоссе, где юго-западнее Юхнова должны были быть образованы «ворота» для выхода попавших в окружение фашистских войск. С конца января и в феврале в районе Юхнова шли ожесточенные бои, в результате которых части противника были сильно потрепаны; остатки их вырвались из окружения и по Варшавскому шоссе ушли в юго-западном направлении. Примерно половина немецких войск погибла при выходе из окружения.

Дмитрий М: Это в 1942 году было. В 1941 стояли по линии р.Нара и р.Чернишка.

Дмитрий М: Опять куча поляков. Чем стреляли, если их десятки и сотни ? новая маркировка. И там же, не понятно кто, скорей всего немцы. Трофеи ? Или очередная колониальная срань ? остальные поляки в массе понятны и встречались..

Дмитрий М: Под этой кучей гильз на глубине 30-40 см валялся наш обычный штык. Сохран вызывает удивление.

Дмитрий М: Напротив, через овраг, в другом "блине", на глубине 10-15 см валялись рубашки от гранат.. Разрядили в 50-ые и бросили..

Дмитрий М: Немецкие окопы - обычный настрел, ломаная лопатка, ломанный топор, настрел от 37 мм - вот и все - ничего интересного..

Дмитрий М: Вопрос Найту... Откуда польский настрел 7,92 в наших окопах ? Задал вопрос Красильникову, он начал что-то про немцев говорить .. Не фига это не немцы.. Причем настрел на наших окопах около Ивановой горы, настрел в угловых блинах в овраге при спуске к Чернишке как идти лесной дорогой к Кузовлево от Ивановой горы, на другой стороне оврага.. Может пульбаты, что усиливали 53 СД после перегрупировки 93 СД в район Романово ? Там любой трофей мог быть..

nait: У немцев были различные боеприпасы,польские одни из самых распространённых,встречается и экзотика.На Варшавке,в районе Воробьи попались гильзы с арабской вязью.То же самое и по вооружению.Например 98пд,в частности 290пп был вооружён чешскими карабинами и штыками,а также большое количество чешских сапёрок.Информация взята из земли Кузовлёвских рубежей Все найденные там штыки и карабины-чехи. Настрел в блинах немецкий(если я правильно понял их нахождение)Немцы там проводили атаки в конце октября.Вообще по этому "углу" очень мало документов.Для меня до сих пор не ясна картина в этом месте на 25-27 октября.Известно только,что немцы предприняли наступление с трёх сторон.Со стороны Ольхово,с юга от р.Черничка,и с востока от Кузовлянских дач.Причём со стороны Кузовлёво им удалось перейти на другую сторону оврага,закрепится там и подтащить туда миномёты 80-ки и 37мм пушки

Дмитрий М: nait пишет: У немцев были различные боеприпасы,польские одни из самых распространённых Окопы наши. Количество говорит, что пулемет. На карте крестиками где я видел массово. Напротив южных немецкие блины через речку с обычным немецким настрелом.

nait: Всё правильно.Окопы наши,но немцы в них побывали.Как раз,то о чём я писал выше.Попадается не только настрел,но и сами стрелки.Жетон с верхнего правого крестика В плане поиска очень интересно место между южным крестом и Черничкой.Там и посадки не просто так

Дмитрий М: nait пишет: В плане поиска очень интересно место между южным крестом и Черничкой.Там и посадки не просто так Я понимаю о чем речь. На той стороне хорошая позиция ПТО 37 мм. Судя по гильзачу. nait пишет: Окопы наши,но немцы в них побывали. Но на немецких окопах напротив настрел обычный. Без поляков. Все же как версия. У Красильникова в книге приводилось вооружение пульбатов - больше половины пулеметов - трофеи. 53 и 93 СД врят ли вооружали этой экзотикой, а вот их могли. Причем они (польские гильзы) идут верхним слоем, под ними обычная "трешка"..

Дмитрий М: Между южными крестами идет пунктирная линия - это как раз овраг отсекающий обычный лес от "тропического".. На его склонах больше всего поляков.

nait: Вид на высоту Длинная с наших позиций Поле пересекают два оврага,по ним предпринимались атаки наших частей Немецкий опорник на поле

nait: Примыкающие к полю леса ,стали местом артиллерийской дуэли, на почти два месяца.Долбили из всех калибров.Погибших при арт налётах хоронили в этих же воронках,едва присыпав землёй. Захоронение 17 солдат, найденное на краю поля в 300м от мемориала Момент истины Аналогично обрабатывались и немецкие позиции,с той лишь разницой,что немцы своих убитых не распихали по воронкам,а похоронили на уютных "лежаках"

nait: А этому подразделению разведки 80ПП уйти не удалось.Наша артиллерия накрыла их.Это самая крайняя точка на этом направлении,куда дошли немцы

Дмитрий М: Офигеть.. Я эти районы знаю с детства.. Что могу сказать. Могу сравнить с другой деревней детства - Алферово и Угрюмово. Гильзач в огородах и лесах валялся, окопы в "московском" лесу (лесная дорога Ольховка-Каменка), летучки в Чернишке (кстати, местные называют речку так) и в районе около старого свинарника в Орехово, прочий хлам, но все не в больших количествах. Никак не сравнить с Смоленщиной, где все валялось под ногами. Теже немецкие каски - из них кур кормили и никакой ценности они не представляли. В колхозном поле через железку в Угрюмово лежало все - от ломаных винтовок до 100 кг авиабомб. Даже не в лесу. Из этого делался вывод, что по Наре воевали, но не так особо. Сейчас понимаю, что не так. И опять желею - еще 10-15 лет назад было полно живых свидетелей, кто мог рассказать про то, что было в этом районе в октябре-декабре 1941. А сейчас уже не осталось. Моя бабушка была свидетель всего, правда из Орехово народ угоняли в районы Угодского Завода и Черную Грязь. Но начало боев они застали и видели много.

nait: Это только одна высота на этом направлении!В Горках "мясорубка" была ещё круче.Сколько там ещё погибших на поле лежит,остаётся только догадыватся

nait: Дмитрий М пишет: Никак не сравнить с Смоленщиной, где все валялось под ногами Здесь когда то тоже всё валялось,но плотность населения,близость Москвы и копари всех мастей вынесли практически всё,что лежало сверху.Но земля ещё хранит свои тайны. Малая часть железа с окрестных лесов за прошлый год

Дмитрий М: В туманных лесах под Москвой..

Дмитрий М: В начале этой темы я цитировал книгу "Рубежи мужества". Там был рассказ о боях в районе д.Орехово и Ивановой горы 23 октября 1941 года бойцов 1079 полка 213 стрелковой дивизии и о гибели там же ее командира подполковника Буркова А.А. Там, правда, не написано точное место захоронение, но думаю там же и похоронили вместе с бойцами. Подполковник Бурков Анатолий Александрович, 1899 г.рождения, уроженец г.Иваново. По ОБМ донесение по потерям 213 СД я не нашел. Есть уточнения и донесение 1944. Там место захоронения - деревня Орехово Московской области. Как и по книге. Однако в списках захоронений Бурков А.А. числится сразу в 2 захоронениях - д.Ольхово (1,5 км севернее д.Орехово) и в д.Нижнее (1,5 км южнее д.Орехово).. А вот где реально лежит прах подполковника Буркова это вопрос ..

Дмитрий М: Памятник в деревне Ольхово. По документам 27 человек похоронено - 26 известных, 1 нет.

Дмитрий М: Ровно 68 лет назад, 18 декабря 1941 года, началось наступление 43 армии в рамках общего контрнаступления под Москвой. Температура воздуха была почти такая же, как и сейчас - минус 18 градусов. Наступление велось на правом фланге, практически на стыке с 33 армией, а также чуть севернее Варшавского шоссе. Ударная группировка состояла из 93 дивизии и 5 воздушно-десантного корпуса и была усилена 26 танковой бригадой (в бой 18 декабря не вводилась). Со стороны немцев на участке армии оборонялись 34 и 98 пехотные дивизии, а также частично части 19 танковой дивизии. Быстро прорвать оборону не получилось, части армии увязли в боях и целую неделю (до 25 декабря) будут медленно прогрызать оборону, неся большие потери. Ударную группировку будут постоянно усиливать за счет других частей армии (53 и 17 СД, сводный полк Ермоленко и т.д.) и это принесет результат. Безвозвратные потери армии за этот период составят более 4000 человек официально, но точная цифра может быть намного больше.

Дмитрий М: Если ничего не напутали, то это фото конец октября 1941, КВ 9-ой отдельной танковой бригады ведет бой. Эта танковая бригада почти полностью погибла в конце октября вдоль Варшавского шоссе от р.Истья до р.Нара. Жуков за неоправданные потери очень жестко письменно высказал командарму-43 Голубеву.

Дмитрий М: Из книги Д.И.Ортенберга "1942 год". Вот один из захваченных фашистских документов. Из приказа командира 98-й германской пехотной дивизии на отход. 24 декабря 1941 года, 6 час. 30 мин.: «Подробности отхода: Обратить внимание на то, чтобы с собой брать только необходимые для жизни предметы, без которых нельзя обойтись, все прочее уничтожать. Находящийся в землянках ценный материал, как-то: стекла, печи и т. д., если он не может быть взят с собой, уничтожать. Землянки взрывать. О поджоге деревень смотри приложение. Приложение. Программа разрушений. ...Следующие местности сжигаются арьергардами (не саперами): Кузовлево, Чернишня, Орехово, Ольхово, Сережкино, Круалино, Успенское, Борисово, Глядово, Искра, Минково. Приготовить эти населенные пункты для зажигания... Кроме того, все имеющиеся запасы сена, соломы, продуктов и т. д. сжечь. Все печи в жилых домах вывести из строя закладыванием ручных гранат... Этот приказ ни в коем случае не должен попасть в руки противника. В любых условиях этот документ следует уничтожить». От себя могу сказать следующее. Моя бабушка с 2 детьми как раз была в д.Орехово. Вспоминала следующее. 2 дома сгорело в октябре при отходе наших. В конце ноября население выгнали в д.Черную Грязь (недалеко от современного райцентра г. Жуков). В январе их освободили наши и население вернулось назад. Еще 2 дома сгорели и 2 дома была разрушено снарядами. А так деревня Орехово была целая. В ней до сих пор есть 2 дома, которым больше 100 лет. Так, что немцы не всегда досконально выполняли приказы. В плане зверств немцев. В Орехово убили одного местного жителя. Тот , не смотря на запрет, зачем-то поперся смотреть строящиеся укрепления на берегу Нары и был застрелен часовым. При вывозе местного населения немцы давали сани для вывоза пожиток. А в целом было страшно, конечно.

Дмитрий М: Бои зимы 1941-42..

Дмитрий М: На фото 1941 года танки 19 танковой дивизии вермахта. Они первые дошли до Нары - д.Папино-Горки. На начало вторжения в СССР танковый парк 27 танкового полка: 42 Panzer I, 35 Panzer II, 110 Panzer 38(t), 30 Panzer IV и 11 Befehls-Panzern 38(t). За 2 месяца боев состав уменьшился. На 25.08.41 : 6 Panzer I, 20 Panzer II, 57 Panzer 38(t), 9 Panzer IV и 10 Befehls-Panzern 38(t). Был еще, правда, в дивизии 19-ый самоходный арт.батальон.

Дмитрий М: В целом "моща" у немцев тоже не была из тяжелых танков. Кстати, с 1 по 22 октября 19 ТД несла потери и не малые. На фото подбитых подольскими курсантами танков на Ильинских рубежах видны чешские Panzer 38(t). Охи в отношении того, что в противостоящим им в 20-ых числах октября 9 танковой бригаде были , кроме КВ-1 и Т-34 , Т-40 не особо уместны. Против "едениц" и "двоек" они могли воевать. Вопрос в руководстве. Парк 24 танковой бригады (Красильников), тоже воюющей с 19 ТД - КВ-1 - 5 Т-34 - 40 БТ-7 - 1 Т-26 - 8 Т-60 - 23 ВСЕГО : 77 танков. По-любому соотношение на октябрь 1941 на Наре танков было практически равное.

Дмитрий М: Могу ошибаться, но кажется северные соседи 19 танковой дивизии - танки 20 танковой дивизии, наступающие севернее, вдоль Киевского шоссе.

Дмитрий М: Что получается по потерям 43 армии в октябре-декабре 1941 на рубеже р.Нара и р.Черничка от д.Романово до п.Стремилово. Официальные захоронения: Жуковский р-н Калужской области (Чубарово, Тарутино, с-з Победа, Папино, Орехово, Ольхово, Белоусово, Воробьи, Нижнее) - 980 захоронено (763 известных, 217 нет). Наро-Фоминский р-н Московской области (Романово, Рыжково, Каменское) - 225 захоронено ( 35 известных, 190 нет). Чеховский р-н Московской области (Стремилово) - 1500 захоронено (199 известных, 1301 нет). Подольский р-н Московской области (Ильино, Кузовлево, Лукошкино, Тетеринки, Щитово, Бунчиха, Вороново, Рогово) - 1891 захоронено ( 301 известных, 1590 нет). С Подольском есть разделение - Щитово, Бунчиха, Лукошкино, Вороново - захоронения госпиталей - 654 захоронения ( 129 известных, 525 нет). ВСЕГО: 4596 захороненых ( 1298 известных, 3308 нет). По Красильникову трудно понять сколько погибло на берегах Нары из состава 43 армии за 2 месяца. Но разлет 15000-25000 человек. Очень и очень не мало..

Дмитрий М: Под фото надпись "Октябрь 1941, Воробьи". Не удивлюсь если это Варшавское шоссе.

nait: Дмитрий М пишет: Под фото надпись "Октябрь 1941, Воробьи". Не удивлюсь если это Варшавское шоссе. Оч похоже,не доезжая Воробьёв метров 300

Дмитрий М: nait пишет: не доезжая Воробьёв метров 300 Район военного городка "Звездочка".. Хотя там вся местность такая..

nait: Дмитрий М пишет: Район военного городка "Звездочка".. Хотя там вся местность такая.. Да,местность одинаковая,только бои не везде были.

Дмитрий М: nait пишет: Да,местность одинаковая,только бои не везде были. 20-21 октября бои 201 ВДБР и кусков 152 МСБР и 9 ТБР в целом вокруг высоты 177,6 (основная позиция). Как раз между д.Воробьи и "Звездочкой". 22 октября отошли к д.Бухловке. Кстати, в этот день немцы могли и зачищать это кусок в 3 км от Воробьев до Бухловки. 23 октября немцы пробили оборону, окружили наши войска и взяли Папино. Вот и все бои октября в этом районе вдоль Варшавки. Со стороны немцев части 263 ПД и 19 ТД. Наверное по карте вот так было.

nait: Мы работали на этом отрезке,следы боя наблюдаются в двух местах:перед высотами(на карте их видно)Подняли там 11 человек,похоже все десантники,ОЧЕНЬ много дисков от ДП и ППШ,нашлась миномётная мина 37мм

Дмитрий М: nait пишет: нашлась миномётная мина 37мм И миномет-лопата где-то рядом лежит ..

Дмитрий М: Докладная записка Особого отдела НКВД 43 армии о политико-моральном состоянии личного состава и о недочетах в работе политаппарата.

Дмитрий М: Под фото подпись "1941, Угодский завод".

Дмитрий М: А это допрос летчика 19 танковой дивизии. Вешал лапшу от души..

Дмитрий М: Писал, что не смотря на приказы немцы не сжигали окрестные деревни когда уходили. Вот кусок отчета НКВД про зверства немцев на оккупированной территории. Пункт 26 четко касается этих мест. Если бы кого тронули или сожгли, то тут же написали бы, как в других пунктах, но пишут что отбирали продукты питания.. Интересно, что они отбирали у колхозников ? Тем более это зона боевых действий и немцы отгоняли в тыл население.. И еще мне тут не понятно. Пусть Найт поправит, если не так. Мне кажется, что Богородское, Рогово и Рождественское немцы просто еще и не оккупировали. Это полоса обороны 43 армии.

Дмитрий М:

Дмитрий М: Зажатый со всех сторон заборами дач памятник в д.Нижнее (Успенское). Официально захоронен 71 человек, все известные. Пушку несколько лет назад утащили, но менты нашли и вернули на место.

Дмирий: Это не дачи. Это забор вокруг бывшего имения помещика Зуева (по крайней мере так говорили). Кто прихватизировал в свое время - неизвестно. Хотя дачи с другой стороны. тоже отдали под них все поле.

Дмирий: Все детство провел кстати тоже в этих местах - Нижнее-Орехово-Корсаково. Да и сейчас летом появляюсь. Места знакомые. Старых траншей, блиндажей предостаточно... Интересует информация о боях в этом районе. Может кто поделиться? Может есть карты

Дмитрий М: Дмирий пишет: Это не дачи. Это забор вокруг бывшего имения помещика Зуева (по крайней мере так говорили). Кто прихватизировал в свое время - неизвестно. Хотя дачи с другой стороны. тоже отдали под них все поле. Про Зуева и пруды в виде буквы "З" слышал. Пруды видел, буква "З" там не читается. В плане дач. А какая за забором земля, не частная разве ? Теперь из истории, что за этим забором на фото. К середине XVII в. при боярском дворе Михаила Салтыкова в селе Нижнее была деревянная церковь Пресвятой Богородицы Одигитрии. Потомок, М. Салтыкова полковник Василий Федорович Салтыков, в 1724 г. получил разрешение на строительство каменного храма. В 1730 г., будучи уже генералом, В.Ф. Салтыков завершил строительство новой церкви во имя Успения Пресвятой Богородицы. С тех пор Нижнее стало также называться Успенским (На картах XIX в. мы встречаем именно это название села). После революции в усадьбе разместилась колония для глухонемых. После Великой Отечественной войны в перестроенной церкви разместилась школа, а основную часть усадьбы заняла школа-интернат. С 1987 г. усадьба пустует, сохранился парк (вторая треть - конец XVII в.), церковь Успения (перестроена в конце XVIII в.), службы - конец XVIII в., кухонный флигель - первая половина XIX в.

Дмитрий М: Дмирий пишет: Все детство провел кстати тоже в этих местах - Нижнее-Орехово-Корсаково. Да и сейчас летом появляюсь. Места знакомые. Старых траншей, блиндажей предостаточно... Интересует информация о боях в этом районе. Может кто поделиться? Может есть карты Я сам с Орехово. В плане траншей и блиндажей Нижнее-Орехово-Корсаково у меня недоумение. Есть немецкие артпозиции, есть штаб 282 ПП, но ничего больше ... Какие карты нужны ? Через личную почту только, пожалуста, если Вам не трудно.

Дмирий: Дмитрий М пишет: В плане траншей и блиндажей Нижнее-Орехово-Корсаково у меня недоумение Нашел вчера боевые донесения и карту за 21-23 октября 1941 г. бои шли за Корсаково. Про Орехово-Нижнее ничего нет, просто упоминание о направлении выдвижения. Возможно это уже более поздние, зимние сооружения. Мне помнится несколько провалов, скорее всего остатки блиндажей, можно сказать на обочине лесной дороги Орехово-Нижнее. А также по берегу Нары вдоль дороги Нижнее-Корсаково. =========================================== «Командующему 43 Армией. Генерал-майору Голубеву. Боевое донесение № 1. Корсаково 21.10.41 17.30. 1. Противник группами – рота, батальон, занял с направления шоссе Подольск – Малоярославец: Орехово, Борисово, Макарово; и по дороге на юго-запад захватил Тарутино с танками до полка пехоты с минометами, артиллерией. 2. 17 стрелковая дивизия, отходя по существу без давления противника из района Угодский Завод, взорвала мост и этим самым затруднила отход 312 стрелковой дивизии. Сама дивизия отошла в беспорядке, не управляемая командованием дивизии. 3. 312 стрелковая дивизия с частями усиления отошла в район Корсаково, оставив на территории противника почти всю матчасть. Угодский Завод от рубежа р. Протва оставлены без натиска противника. Командир дивизии мотивирует это неясностью обстановки и (тем, что была) слышна стрельба справа и слева. 4. 53 стрелковая дивизия в составе 2-х неполных батальонов в 15.30 на подходе к Тарутино. По существу никем не управляемы и приказ Армии не выполнен... Штаб дивизии – в Кресты, командир дивизии с комиссаром был в районе Тарутино, но найти не могу. 5. 17 стрелковая дивизия, находившаяся в Тарутино, оборону не занимала, приказ о наступлении Угодский Завод не выполнила. В результате чего подход противника к Тарутино был неожиданным и, при открытии огня со стороны противника из пулеметов, минометов и танков, все находившееся в Тарутино побежало в панике, трудно удерживаемое (лишь) при применении силы оружия. Мы с Членом военного Совета предприняли следующие меры: 1) Все бегущие задерживаются, начиная от Кресты и формируются в роты, направляемые в Тарутино. 2) Мною приказано 312 СД овладеть Орехово, Борисово. Пулеметному батальону (8 станковых пулеметов) – Макарово. 3) 17 стрелковой дивизии овладеть … Тарутино, Агафьино, Дубровка. Командующий группой Член Воен. Совета. Генерал-майор Акимов. Бригадный комиссар Серюков. Приписка: 1. От Кресты до Карсакова до сотни машин стоит в грязи, не может двигаться из-за отсутствия дороги и непроходимая дорога в район... дивизиона РС. Прошу выслать трактора для вытаскивания. 2. 312 СД (один стрелковый полк) и остальные собраны, собранные матчасть не имеют огня (огнеприпасов, винтпатронов, 45 и 76 и152 мм снарядов) Прошу прислать гужевым транспортом. Акимов» (ЦАМО, Фонд 43А, опись 9308, дело № 5,. Опер. отдел 43 Армии, лист 30).

Дмитрий М: Дмирий пишет: Возможно это уже более поздние, зимние сооружения. Мне помнится несколько провалов, скорее всего остатки блиндажей, можно сказать на обочине лесной дороги Орехово-Нижнее. А также по берегу Нары вдоль дороги Нижнее-Корсаково. Есть такое. Артпозиция и штаб 282 ПП 98 ПД.

Дмитрий М: С этого поля 25 октября 1941 года началась война для 266 стрелкового полка 93 восточно-сибирской дивизии. Внизу деревня Ольхово и берег реки Нара. С 25 по 27 октября полк восемь раз ходил по нему в атаку, плюс 9-ый раз в ночь на 28 октября. По боевому донесению потери 700 человек убитыми и раненными. По Красильникову, но я не проверял, около 400 человек убитыми за это время. Сейчас поле обтянули сеткой и собираются строить дачи. Бои за Ольхово будут еще 2 месяца - до 24 декабря 1941. И еще будут гибнуть наши солдаты. Кстати , в Ольхово есть братская могила. Всего на 27 человек. Остальные, надо пологать, на этом поле в ближайших лесах.

Дмитрий М: А эта печка грела зады солдат 282 пехотного полка 98 пехотной дивизии в ноябре-декабре 1941 года.

Дмитрий М: 2 недели назад зацепил вроде нашу патронную сумку с 6 обоймами от "трехи" и 3 монетки 30-ых годов россыпью. Не знаю, что там было зимой 1941. Может не добежал чуть боец (в 30 метрах судя по "настрелу" немецкий пулемет стоял), может просто потерял. Не знаю. Лил сильный дождь, копать трудно было. Теперь только весной. Патронная сумка вроде старого образца. Высота боковых стенок 8,5 см, длина нижней и боковых 15 см ровно. Если в ряд, то 13-15 обойм получается. Верхней крышки нет, наверное в земле осталась, нитки сгнили, так что на куски все развалилось.



полная версия страницы