Форум » Великая Отечественная война » 42 КОМИБ В СОСТАВЕ 33 АРМИИ С АВГУСТА 1942Г.ПО АПРЕЛЬ 1943Г (продолжение) » Ответить

42 КОМИБ В СОСТАВЕ 33 АРМИИ С АВГУСТА 1942Г.ПО АПРЕЛЬ 1943Г (продолжение)

феддоренко:

Ответов - 72, стр: 1 2 3 4 All

феддоренко: На командном пункте штаба Западного фронта 17 мая 1942 года батальон получил ответственное задание на постройку командного пункта Западного фронта в местечке Жуковка. За период с 19 мая по 8 июня 1942 года было построено бомбоубежище тяжелого типа для командующего фронтом генерала армии Г.К.Жукова, члена военного Совета Западного фронта Н.А.Булганина, политотдела и особого отдела фронта и 13 деревоземляных огневых пулеметных точек. Постройка первого бомбоубежища для командующего протекала в исключительно трудных условиях, так как при глубине шести метров песчаный грунт непрерывно осыпался, обламывая силой давления даже крепления. Объем земляных работ это во много раз увеличивало. Напряженная работа взвода лейтенанта Бурбы и других взводов дала возможность вскоре приступить к установке рам и мощного перекрытия, и к 25 мая закончить строительство с выходом через подвал в помещение штаба фронта – кирпичную виллу какого-то знатного лица. Генерал армии Г.К.Жуков дал высокую оценку работы. Второе бомбоубежище строила 2-я рота без помощи других рот и закончила его за 8 дней. Уже начиналось лето, а личный состав работал в зимнем обмундировании. Член Военного Совета Н.А.Булганин заметил это и просил доложить, в чем дело. Парторг батальона капитан В.В.Есин доложил члену Военного Совета, что интендантство фронта не удовлетворяет заявку. Он приказал срочно передать его распоряжение по назначению. Через день весь личный состав получил летнее обмундирование. Объем проделанной работы можно характеризовать следующими цифрами: переброшено свыше 12000 м³ земли; заготовлено, подвезено и уложено 1000 м³; подвезено и уложено свыше 200 т сортового железа; напилено и израсходовано свыше 2000 досок; подвезено и замешано свыше 220 м³ глины; израсходовано 12000 строительных скоб. Нач. инж. войск Западного фронта генерал-майор Галицкий И.П. дал высокую оценку качеству блиндажей. За 19 дней – 101 километр колонного пути для танков С 31 мая батальон приступил к прокладке колонного пути для пропуска 6-го танкового корпуса со всеми вспомогательными хозяйствами по маршруту: Малоярославец – Максимово – Митрофаново – Клины – Пушкино – Нефедово – Крюково (9 км от Юхнова), протяженностью 101 км. Дожди, болота, неудовлетворительное качество грунта – вот те трудности, которые нужно было преодолеть. Личный состав батальона успешно справился с поставленной задачей, командование корпуса приняло всю работу по участкам маршрута с отличной и хорошей оценкой. За 19 дней было построено: 31 мост, оборудовано 6 бродов, сделано 1293 п.м. жердевой выстилки, сделано 730 п.м. хворостяной выстилки, уложено 1600 п.м. бревенчатой колеи, уложено 278 п.м. кирпичной колеи, вырублено 2520 п.м. просек. Подобный маршрут севернее Варшавского шоссе одновременно выполняли четыре саперных батальона. На постройке мостов под 60-ти тонные танки проявили себя отделения сержантов Храмцова и Сиванова, красноармейцы Ломакин, Ермолов и ефрейтор Пучнин. Мост построен за 4 дня 26 июня 2-я рота приступила к постройке деревянного моста через р. Протва у д. Ермолино. Мост имел солидные размеры: длина 60 м, ширина проезжей части 3,5 м; и стоял на свайных опорах. Благодаря хорошо организованному соревнованию, мост был построен за 4,5 дня. Так дружной, организованной работой, проявляя трудовой героизм 2-я рота ознаменовала годовщину войны. 2 июля 1942 года мост был принят заместителем командующего 1-й саперной армией с хорошей оценкой. Командование батальона объявило благодарность всему личному составу роты. Приказ тов. Сталина № 130 в действии В Малоярославце широко развернулась работа по выполнению приказа № 130 тов. Сталина. Каждую свободную минуту бойцы и командиры посвящали изучению материальной части, тренировались в стрельбе, работе в противогазе, изучали тактику и технику борьбы с вражескими танками, самолетами и парашютистами. Батальон использовал временную передышку для подготовки себя к предстоящим боям. После выздоровления К.К.Рокоссовский снова вернулся в Армию. Армии предстояло провести еще одну серьезную операцию: на усиление к Армии прибыл танковый корпус. В дополнение к нему в Армии создали стрелковый корпус из трех дивизий, под командованием генерала М.А.Орлова. В мае Армия перешла в наступление, продвинулась в направлении Жиздры на 10-12 км, но овладеть Жиздрой и открыть дорогу на Брянск не смогла из-за несвоевременного ввода в бой танкового корпуса, застрявшего на марше у речушки с заболоченными берегами. В июне 1942 года войска 16-й Армии еще раз попытались наступать, опять же на Брянском направлении, но безуспешно. Противник контратаковал большими силами. Армия перешла к обороне. В начале июля 1942 года К.К.Рокоссовский был назначен командующим Брянским фронтом, а 16-ю Армию принял генерал И.Х.Баграмян. Нач. штаба М.С.Малинин, командующий артиллерией В.И.Казаков, Г.Н.Орлов и П.Я.Максименко по просьбе Рокоссовского были направлены в штаб фронта. В 43-й армии 10 июля 1942 года батальон выбыл в район действия 43-й армии. Колонна в 30 автомашин стала вытягиваться по шоссе на запад. Перед батальоном была поставлена задача наведения переправ через р.Угра и р.Воря. В установленное приказом время батальон прибыл к месту сосредоточения и приступил к выполнению боевой задачи. Лейтенанты Голубович, Никифоров, Федоренко со своими подразделениями произвели инженерную разведку реки Угра в районе Аксиньино и реки Воря в районе Малое Устье. Разведка велась днём под сильным огнём противника. Броды и места для наведения переправ были найдены. В километре от реки вторая рота заготовила элементы для постройки моста. Несмотря на миномётный обстрел, бойцы работали непрерывно, показывая прекрасную выдержку. Задание было выполнено на 2-3 часа раньше срока. Подходы к берегу на расстоянии почти километра, находились в поле зрения противника и простреливались его фланговым огнём. Это сильно затрудняло эвакуацию раненых и доставку питания передовым частям, прорвавшимся на западный берег реки Воря. Вторая рота получила задание: отрыть от опушки леса до брода траншею, сделать подход к броду безопасным. И здесь также сапёры проявили мужество и огромную стойкость, отрыв днём траншею длиной 770 метров. Переправочный парк был сосредоточен вблизи места наведения переправы, но на этот раз переправу наводить не пришлось. 13 июля командиры соединений сообщили, что их удовлетворяет переправа вброд. 14 июля батальон выбыл на старое место расположения в район деревни Доброе. Эта маленькая операция имела то значение для батальона, что подготовила личный состав морально к тем испытаниям, которые ему пришлось перенести в августовско–сентябрьских боях. В 33-й армии Бои в 33-й армии представляют собой яркие страницы в истории батальона. Они показали, что орден, прикреплённый к боевому знамени части, сапёры не зря поклялись нести высоко. 12 августа 1942 года батальон прибыл в 33-ю армию, части которой в это время прорвали оборону немецко-фашистских войск и с боями продвигались вперёд. Вдоль бывшей немецкой оборонительной линии, перед деревнями Хопилово, Прокопово, Лукашино, Сидорово, Ершово тянулись мощные минные поля. В них имелись лишь узкие проходы. Много техники и людей гибло на них по пути к передовой. Сделать в минных полях противника проходы шириной в 100 метров – такую задачу получила 2-я рота. Взводы лейтенантов Бурьбы, Никифорова и Федоренко в труднейших условиях приступили к разминированию. Разминирование осложнялось тем, что поля имели большую глубину (200–250 метров), противотанковые мины комбинировались с противопехотными натяжного и нажимного действия. Кроме того, мины были поставлены ещё весной и заросли густой и высокой травой. Каждый шаг грозил минёрам смертью. Уловив мину миноискателем, нужно было с большой осторожностью раздвигать траву над ней, на ощупь находить «усик» взрывателя или тонкую медную проволоку. Уже первые два дня принесли отважным минёрам большой успех: они сняли и обезвредили более 400 мин. Работали с настоящим увлечением, следуя примеру командира роты лейтенанта – коммуниста Голубовича и командиров взводов. В разгаре работ трагический случай вырвал из дружной семьи сапёров несколько человек. Во время бомбардировки фашистскими самолётами взорвалась шрапнельная мина. Лейтенант Голубович получил одиннадцать ран, мл. лейтенант Бурьба – восемь. Во время бомбёжки они были эвакуированы с поля боя. Впереди были коммунисты Гусев и Духов, комсомольцы Жуков, Ермолаев, Пыркин, Корнев. Красноармеец Аванакин, награждённый медалью «За отвагу», за 15 августа снял 270 мин, а красноармеец Какурин за день нашёл и обезвредил около сотни самых опасных шрапнельных мин. Большой подъём вызвало учреждение Президиума Верховного Совета СССР нагрудных знаков «Отличный минёр», «Отличный сапёр». Люди словно забыли, что значат слова «опасность» и «усталость». Они горели одним желанием быстрее расчистить путь нашим наступающим частям. 21 августа проходы были готовы. Дороги: Бурково – Замятино – Алфёрово; Бурково – Лукашино – Дубна; Остролучье – Сидорово – Шабан; Остролучье – Шейки; Степанки – Ершово – Сидорово, общей длиной 25 километров проверены миноискателями. 1340 мин сняли здесь наши минёры. Инженерная разведка реки Воря С 21 августа батальон начал выполнять новую серьёзнейшую задачу: обеспечение наступательных операций 17-й стрелковой дивизии и 80-й танковой бригады. К вечеру роты и парк сосредоточились в лесу северо-западнее деревни Силенки. У бойцов и командиров было боевое, приподнятое настроение. Ряд кадровых сапёров подали заявление о приёме в партию. Ещё засветло первые группы во главе с комбатом Евграфовым А.М. вышли в инженерную разведку реки Воря, чтобы найти место для переправы наших частей. Противник занимал западный берег реки Воря и зорко следил за нашим берегом. Едва капитан Евграфов А.И., лейтенант Штылев и зам. Политрука Чичиков вышли на открытое место у д. Раповка, как вокруг них стали рваться немецкие мины. Пришлось перейти в район д. Сосницы. Красноармеец Тагиров опустился к воде, чтобы промерить глубину брода, вражеский пулемётчик открыл по нему огонь, пули взметали воду вокруг него, однако он бесстрашно дошёл до западного берега и вернулся обратно. Первый опыт показал ему, что день – неподходящее время для разведок. В дальнейшем все разведки происходили ночью. За три ночи под миномётным и пулемётным огнём разведчики «вдоль и поперёк» исходили берега р. Воря в районе деревень Петровки, Кирдюково, Сосницы, Заречье, Отрадное, Бекрино и Шатеша, нашли несколько бродов, промерили их, обозначили вехами. Картина для командования стала ясной. Ночью с 23 на 24 августа 3-я рота расположилась в леске юго-западнее д.Заречье для обеспечения форсирования реки танками 80-й танковой бригады. Атака намечалась в 7 часов утра. Для форсирования р.Воря стрелковыми подразделениями нужно было построить 6 штурмовых мостиков. К рассвету штурмовые мостики были готовы. Начало светать. На землю опустился плотный, как молоко, туман. Сквозь него виднелись очертания громадных КВ, Т-34 и маленьких Т-70. Танки вышли на исходный рубеж. Пехота тоже приготовилась. Немец начал перекидывать мины. С противным воем они падали левее. Утром выяснилось, что для успешного форсирования необходимо иметь ещё один штурмовой мостик. Но уже стало светло и эту работу пришлось выполнять группе бойцов во главе с лейтенантом Никифоровым под сильным миномётным огнём противника. Разрывы вставали сплошной стеной перед двигающимися с кольями и жердями сапёрами. Мины рвались в нескольких шагах от них, однако они упорно шли вперёд по грудь в воде, устанавливая опоры и укладывая жерди. К началу атаки седьмой мостик был готов. Форсирование реки Воря Артподготовка началась рёвом и грохотом «Катюш». Их снаряды маленькими чёрточками взвивались вверх, чертя по небу огненные полосы, и таяли в глубокой вышине. Сапёры, окончив постройку наблюдательных пунктов, приготовились к наблюдению за бродами и штурмовыми мостиками. Подошли, лязгая гусеницами, тяжёлые танки и начали переползать через реку на западный берег. Немецкая артиллерия открыла по переправам огонь большой силы и интенсивности. Над головами ст. лейтенанта Рыжакова А. И., политрука Елисеева и наблюдателей, сидевших в окопчиках, с визгом проносились немецкие снаряды. Танки благополучно форсировали р. Ворю, с опушки леса было видно, как они начали «утюжить» немецкую оборону. Третья рота встала на охрану мостиков и бродов. День и ночь её посты зорко наблюдали за объектами и ремонтировали повреждения. Командир роты ст. лейт. Рыжаков А. И. Лично следил за переправой, показывая своим бойцам пример мужества и храбрости. А 24 августа во время бомбардировки переправы большой группой самолётов противника Рыжаков был тяжело ранен. Командование роты временно принял лейтенант Родин. 30 августа батальон снова обеспечивал переправу через р. Воря подразделений 17 стрелковой дивизии и 18 танковой бригады, на этот раз в районе деревень Шатеша, Уполозы. Снова было выслано несколько групп разведчиков. Под огнём настороженного противника они отыскали и оборудовали 6 бродов, разведали и отремонтировали дороги в районе Отрадное, Балмасово, Уполозы. На броне танков. 1 сентября вечером лейтенант Федоренко выстроил свой взвод, перед которым выступил капитан Евграфов. «Товарищи! Вам выпала большая задача: обеспечить продвижение танков в глубине обороны противника. Действуйте энергично, смело, но осторожно. Я надеюсь, что вы выполните задачу с честью». Лейтенант разбил взвод на шесть групп, старшими назначил сержантов Авдонькина и М. Козодоева, и бойцов Аванькина, Воронина, Минеева, Никитина, а своим заместителем – сержанта Малышева. Ночью десантники с миноискателями и вооружением прибыли в танковый батальон, познакомились с экипажами танков. В 11 часов утра танки с десантниками-сапёрами на броне пошли в атаку. Один из тяжёлых танков с ходу влетел в болотистый отряд и застрял. К нему на выручку поспешил другой. Сапёры Аванькин и Никитин спрыгнули с танка, начали прицеплять буксирный трос. Фрицы, заметив, что танки остановились, открыли по ним бешеный огонь из тяжёлых миномётов. Кругом было черно от взрывов. Танкисты удивлялись бесстрашию, с которым действовали сапёры. Танки двинулись дальше. Над полем боя появилась ненавистная рама. Покрутившись, она стала пикировать на «КВ». «Сдайте назад!» - крикнул Аванькин танкистам. Танк попятился, и очередь бомб легла далеко впереди него. Снова вперёд. У реки Шумилов и Гучев проверяют брод. Вокруг сплошные разрывы. Шумилов ранен осколком мины. Гучев довёл работу до конца. Танки начали форсировать реку. Убит любимый командир сержант Малышев. Ненависть к врагу овладевает всем существом сапёров. Прорвав передний край немецкой обороны, танки разошлись в глубине её. Огонь противника усилился. Пули и осколки градом стучали по броне. По вспышкам выстрелов сапёры засекли расположение вражеской артиллерии и сигнализировали танкистам. Грозные пушки танков разворачивались и посылали смертоносные снаряды в стан врага. В танки было несколько прямых попаданий, но могучая броня надёжно прикрывала экипажи. Сапёры же, лёжа на броне танка, продолжали бесстрашно следить за полем боя и думать только о своей задаче. Прямым попаданием снаряда у одного «КВ» заклинило башню, танк вышел из боя, а сапёры – на другой танк и снова в бой, проверку на минирование пути. В это время со стороны д.Шатеша появились немецкие танки. Лейтенант Федоренко сообщил об этом нашим танкистам. Завязался танковый бой. Сержант Н.Козодоев и красноармеец Исаев были ранены в этом жестоком бою. Атака фашистских танков была отбита, часть их уничтожена. Наша пехота закрепила отбитый у гитлеровцев рубеж. Сапёры, выполнив боевой приказ, вернулись в роту. Через несколько дней взвод лейтенанта Федоренко вновь обеспечивал танковую атаку 18-й танковой бригады. На этот раз на деревню Уполозы. Не доходя 200 метров до деревни, танки остановились и стали вести огонь с места. По данным разведки впереди было немецкое минное поле. Сапёры соскочили с танков и, включив миноискатели, поползли вперёд. Огонь противника был настолько силён, что временами сапёры не видели друг друга в дыму разрывов. Красноармеец Аванькин, заменивший сержанта Козодоева Н., раненого в первом десанте, обнаружил первую мину, поставив колышек рядом с ней, пополз дальше. Сигнал миноискателя, и снова колышек, и снова вперёд. За Аванькиным полз лейтенант Федоренко. Он обезвреживал мины и малой сапёрной лопаткой откапывал их. Остальные относили мины далеко в сторону от маршрута танков. Упорно продвигаясь от мины к мине, сапёры проделали проход в минном поле шириной в 20 метров. Под огнём противника была снята 21 противотанковая мина и показан путь движения танков. Продолжая атаку, танки овладели д. Уполозы. Ни один танк не подорвался на вражеских минах. На занятых рубежах Вторая рота для укрепления отбитой у немцев местности строила дзоты. Километрах в четырёх от передовой рубили срубы. На автомашинах и конных повозках их перевозили на места установки. Заслышав шумы моторов, фрицы начали стрелять из миномётов по дороге. Осколок пробил ветровое стекло у одного из наших ЗИСов. Водитель был ранен, но материалы были доставлены на место. Дзоты выходили на славу. Мастера-сапёры Янушков, Гарбузов, Дураков, Гучев и др. строили крепко, чтобы бойцы в нём чувствовали себя в безопасности. 3-й взвод 2-й роты с 29 августа по 5 сентября был прикомандирован к 428-й танковой бригаде, действовавшей в районе Скугаревских высот. 30 августа командование бригады приказало этому взводу построить наблюдательный пункт на переднем крае. Это было сложное боевое задание. Под руководством командира взвода лейтенанта Величко под сильным огнём противника, при свете луны, отважно работали красноармейцы Саврунов, Полухин, Гусаков, Новиков, сержант Гончаров и ефрейтор Сидельников. Тяжело ранен Новиков и отправлен в тыл. Законченный наблюдательный пункт был тщательно замаскирован. Приказ выполнен 3-го сентября взвод лейтенанта Никифорова разминировал восточный и западный берега р. Воря также для пропуска танков 18-й бригады. Группа сапёров взвода во главе со старшим сержантом Духовым, пройдя передний край обороны, приступила к разминированию. Заметив сапёров, немцы стали стрелять по ним из автоматов и пулемётов, но сапёры продолжали метр за метром проверять подступы к бродам, искать вражеские мины. Обстрелы непрерывно повторялись, но работа продолжалась. Погибли красноармейцы Новиков и Студеникин, но остальные с честью закончили разминирование. Танки, успешно форсировавшие реку, пошли на сближение с врагом. 4 сентября отделение сержанта Бучнева получило приказ: на случай вражеских контратак заминировать подступы к деревне Шатеша. На подступах к деревне Балмасово сапёры попали под миномётный обстрел. При свете немецкой ракеты немецкий пулемётчик обстрелял наших бойцов. Пулей был тяжело ранен сержант Бучнев. Гарифулин перевязал его, а Епаничкин повёл в тыл. Командование отделением принял коммунист Сологуб. Не доходя до реки, новая неприятность. Лошадь, которая везла повозку с минами, наступила на мину и была убита. Мины с повозки раскидало во все стороны. Взяв по две-три мины и пройдя боевое охранение наших войск, бойцы увидели на бугре д. Шатеша. Заминировав лощину за три часа под миномётным огнём противника, вернулись в подразделение. Враг не пройдёт С 7 сентября в связи с переходом Армии на участке 17-й стрелковой дивизии к обороне, батальон занимался оборудованием переднего края обороны, усовершенствованием оборонительного рубежа: минирование, постройка дзотов и мостов, ремонт дорог. Противник подтянул танки. Была поставлена задача сделать рубеж восточнее д.Шатеша недоступным для немецких танков. Половина деревни находилась в руках гитлеровцев. Минировать нужно было в 30-40 метрах от переднего края противника. С этой целью группа сапёров лейтенанта Бородулина вышла в ночь с 8 на 9 сентября. Перешли р. Воря, на складе взяли по три противотанковых мины каждый и в темноте ночи поползли к месту минирования. Немецкие ракеты взлетали совсем рядом и, перелетев над головами минёров, падали позади, у нашего переднего края. Выставили в засаду Воробьёва и приступили к минированию. Пошёл дождь. Одежда намокла, покрылась липкой грязью. Все продрогли, но работу закончили за 4 часа. Минное поле пересекло дорогу. Отличились бойцы Гусак и Писанко, Петров и Денисенко, Бочарников, Ершов, Королёв и Кузнецов. Бей врага его оружием В эту же ночь (с 8 на 9 сентября) взвод старшего сержанта Филимонова получил приказ: снять немецкое минное поле и немецкими же минами преградить путь фашистским танкам у деревни Уполозы. Взвод скрытно подобрался к объекту работы. По данным разведки быстро обнаружили минное поле и приступили к его разминированию. Прочёсывая местность, застрочил немецкий пулемёт. Сапёры прилегли, как только немец успокоился, продолжали разминирование. 189 мин сняли в эту ночь сержант Попов, красноармейцы Кузьминов, Анашкин и другие. На следующий день семнадцать сапёров снова двинулись к деревне Уполозы. Предстояло выполнить вторую часть задачи. Вышли на опушку леса. На дороге, которая вела к деревне, рвались немецкие мины. Взяв в руки по две мины, все направились к переднему краю. Пройдя его, опустились на землю и поползли. Стемнело. Минировать нужно было в открытом поле, вдоль берега. На том берегу реки – противник. Он всю ночь высвечивал берег реки ракетами и в период освещения интенсивно обстреливал всю прилегающую территорию. Большое искусство требовалось от минёров, чтобы остаться незамеченными. Фашисты были близко: отчётливо была слышна чужая речь. За 6 часов мастерской боевой работы 80 немецких мин стали ловушкой для немецких танков. *** Какой же итог деятельности батальона с 20 августа по 12 сентября по донесениям командиров действующих частей. «Обеспечивая действия 17-й стрелковой дивизии и взаимодействующих с ней 18-й и 80-й танковых бригад, 42 ОМИБ все инженерские работы выполнил с оценкой отлично. Им было снято перед передним краем противника 809 противотанковых мин, установлено перед передним краем 477 мин, срублено дзотов 12 штук, построено для форсирования рек 7 штурмовых мостиков и разведано более 10 бродов для танков, построено несколько наблюдательных пунктов. Личный состав батальона проявил мужество и геройство». Оборона врага уничтожена Ещё в период августовских боёв от немецких захватчиков был освобождён район деревень Матрёнино, Карцево, Орлово, Орлица, Козлаково, Межетчино, Азарово. Наши части, прорвав оборону немцев на соседних участках, вынудили противника угрозой окружения и уничтожения поспешно оставить мощный укреплённый район. Время позволяло немцам основательно зарыться в землю. Весь район они покрыли густой сетью дзотов, блиндажей и землянок, опутали свои позиции паутиной колючей проволоки, лесные дороги и просёлки перегородили минированными завалами, а главные подступы к передней траншее покрыли мощными минными полями. За месяц всё это заросло высокой травой и бурьяном, впилось в мягкую болотистую землю. Теперь все эти укрепления оказались в тылу у наших войск. Противник не мог примириться с мыслью о потере важного района обороны. Данные разведки говорили о концентрации немецких войск, о планировании контратак и возможности даже немецкого наступления. В случае успеха немец мог снова занять свои укрепления и, опираясь на них, усиленно обороняться. Но не только это. Мощные минные поля не давали возможности маневрировать нашим войскам, развёртывать танки и подходящие резервы. 16 сентября 1942 г. батальон получил приказ на полное уничтожение оборонительных сооружений противника в районе деревень Карцево и Орлица. Уничтожить то, что сделано погаными руками фашистов – было главной задачей сапёров 2-й инженерной роты старшего лейтенанта Котенко. 4 октября к аналогичным работам приступили полтора взвода третьей инженерной роты лейтенанта Родина в районе Орлица – Межетчина. Работы подразделений спорились. Многие бойцы нормы выполняли на 150-200%. Например, комсомольцы Носаев и Куртин при норме 1500 п.м. скатывали бухты за день по 2000п.м. колючей проволоки. На снятии проволоки красноармейцы Тарасенко, Саврунов, Некрасов ежедневно выполняли двойную норму. Особенно сложной оказалась задача минёров. Болотистая местность и густая трава хорошо маскировали тянувшиеся на километры восемь рядов противотанковых мин. Проволочки шрапнельных мин натяжного действия можно было отыскать только ощупью. Как украшение, на ветках сваленных деревьев лесных завалов висели фугасы и сюрпризы. Целыми днями от зари и до зари свистели на полях, опушках леса и просёлках миноискатели, впивались в землю острые концы щупов, взлетали на воздух от зарядов «ВВ» дзоты, блиндажи и землянки. От сапёров требовалось отличное знание своего дела и величайшая осторожность. 16 октября 1942 г. было закончено уничтожение оборонительного рубежа противника. При этом извлечено: 460 противопехотных и 1211 противотанковых мин, обезврежено 242 сюрпризов-фугасов. Взорвано: 72 огневые точки, 112блиндажей и землянок, 9 наблюдательных пунктов. Зарыто 5347 п. м. траншей и ходов сообщений, снято 8110 п.м. проволочных заграждений, смотано в бухты 8227 п.м. колючей проволоки, разобрано 90 п. м. лесных завалов. 10 дней на постройке дзотов 3-я инженерная рота с 16 по 25 сентября 1942 года выполняла боевое задание по постройке дзотов передней линии обороны в 53 и 160 стрелковых дивизий. За 10 дней было под огнём противника построено 9 дзотов в 53 с. д. и 14 дзотов в 160 с. д. Командование дивизий объявило в приказах по дивизиям благодарности командирам взводов Родину и … и бойцам, участвующим в работах и проявивших особую самоотверженность, мужество и трудолюбие: старшим сержантам Филимонову, Ортину, Зинину, сержанту Попову, красноармейцам Щукину, Грош, Хирному, Кузьминову, Фадееву и Мишину. Готовишься наступать – строй крепкую оборону Гжатско-Вяземский плацдарм для немцев являлся замком на центральном направлении фронта. Он обеспечивал оборону г. Ржева. Отсюда немцы думали ликвидировать наше глубокое вклинение на Великие Луки и Велиж. Большие силы были брошены на его защиту. Добиться прорыва немецкой обороны на всю глубину в районе Уполозы – Скугарево во время августовско-сентябрьских боёв 33-й армии не удалось. Армия временно перешла к обороне, но усиленно готовилась к зимним боям. От наступательных операций на этом участке противник ещё не отказался. Наоборот, его окрыляли летние успехи на юге, а продолжительное топтание у стен Сталинграда наталкивало на грустные размышления. Но немец-фриц разучился думать. Авантюры же с его стороны можно было ожидать каждую минуту. Построить глубокую оборону армии, состоящую из ряда опорных пунктов и узлов сопротивления, – такова теперь была поставленная задача перед сапёрами и другими частями армии. К выполнению этой боевой задачи двумя инженерными ротами батальон приступил 17 октября 1942 года. Нужно было создать опорный пункт в местечке Шанский завод и три батальонных узла обороны в деревнях Гиреево, Шевнево, Шугайлово. Из прежнего района боевой деятельности подразделения и штаб передислоцировались в район Шанского завода. Штаб батальона – посёлок Смелый; 2-я инженерная рота – деревня Гончаровка; 3-я инженерная рота – деревня Шевнево. Переправочный парк – лес севернее местечка Шанский завод. 1-я инженерная рота оставалась на охране заминированных объектов в Малоярославском оборонительном районе. Батальон впервые встретился с фортификационными работами столь большого масштаба. Они потребовали очень большого физического напряжения от рядового солдата и глубокого знания командным составом фортификационного дела. Бойцы и командиры с нетерпением ждали наступательных боёв, но вступило в силу золотое правило войны, продиктованное опытом: «готовишься наступать – строй крепкую оборону». Ударили первые морозы. Землю сковало. Вгрызаться в мёрзлую землю стало тяжело. Дробили землю кирками и ломами. Метр за метром, шаг за шагом, от рассвета до заката солнца, работая отлично, перекрывали установленные нормы в 2-3 раза. Работали планово. Подразделения взвода и отдельные бойцы получали конкретные задания на каждый день. Дневное задание доводилось до каждого бойца. На митинге, посвящённом итогам предоктябрьского социалистического соревнования, проведённом в третьей инженерной роте было принято решение об организации межротного социалистического соревнования на лучшее выполнение оборонительных работ. По инициативе младших командиров был установлен переходящий красный флаг для лучшего отделения в роте по выполнению норм. Передача красного флага происходила в торжественной обстановке перед строем роты. Каждодневно перед строем объявлялись лучшие индивидуальные результаты. Результаты социалистического соревнования быстро сказались на выполнении плана работ. В крепком глинистом грунте большинство перевыполняли нормы на 150-200%, многие на 200-300%. За день красноармеец Становов при рытье траншей выкидывал до 15 м3 снежистого твёрдого грунта. Это бал по истине героический труд. Приказом командующего армии Становов награждён орденом «Красная звезда», сержант Филимонов и красноармеец Щукин – медалями «За боевые заслуги».

феддоренко: Готовимся к наступлению 28 ноября 1942 года батальон получил боевой приказ: 2-ю инженерную роту направить в распоряжение командира 5-й строевой дивизии, 3-ю инженерную роту – в распоряжение командира 110-й строевой дивизии с задачей: 1) обеспечить действия танков, приданных дивизиям не менее, чем одним взводом в каждой дивизии при прорыве укрепительной полосы противника; 2) устроить проходы в заграждениях противника на переднем крае и в глубине обороны; 3) обеспечить закрепление захваченных рубежей, устанавливая минные поля, уничтожая оборонительные сооружения противника к отражению контратак. В назначенное приказом время подразделения прибыли в новые места дислокации и с ходу приступили к выполнению боевой задачи. Первой боевой задачей 3-й роты было разминирование переднего края нашей обороны по фронту в один километр. В ночное время под интенсивным огнём настороженного противника и непрерывным освещением местности ракетами, переползая от мины к мине, саперы сняли все минные поля без потерь в личном составе. На второй день дивизионный инженер 110-й строевой дивизии сказал: «Ваши сапёры работают хорошо». В этой операции отличились красноармейцы Воробьёв, Шуткин и Бочарников. Параллельно разминированию взвод лейтенанта Фролова изготовил 20 перекидных мостиков-саней для преодоления лёгкими танками разного рода препятствий: рвов, траншей. Взвод старшего лейтенанта Голованова после разминирования перешёл в распоряжение 213-й танковой бригады – батальон тяжёлых танков «КВ», для подготовки взвода к обеспечению танковой атаки. Взвод в составе 19 человек был разбит на 6 десантных групп. Последние вместе с танковыми боевыми расчётами изучали систему взаимодействия во время боя, а также тренировались в посадке и соскоке с танков. Взвод, закончивший изготовление штурмовых мостиков для танков, готовился к обеспечению действий стрелкового полка. Бойцы тренировались в проделывании проходов в проволочных заграждениях, изучали передний край обороны противника, производили разведку наличия минных полей. Такую же подготовку к обеспечению наступления 5 с. д. и 248-й танковой бригады провела 2-я рота. Взвод старшего сержанта Стеснягина производил разминирование нашего переднего края обороны и разведку укреплений противника. Группа сержанта Сидельникова в составе красноармейцев Дуракова, Саврунова и Маньковского трижды ходила в ночную разведку переднего края немецкой обороны. В ночь с 3 на 4 декабря 18 минёров старшего сержанта Стеснягина производили снятие минных полей в 300 метрах от траншей противника, в открытом поле. Но и на этот раз без потерь. Переползая от мины к мине, сапёры обезвредили и выкорчевали из мёрзлой земли 153 мины. В ночь с 4 на 5 декабря отделение сержанта Карасёва производило разведку переднего края обороны противника с целью отыскания минных полей в районе деревни Тюрмино. Отделение благополучно преодолело проволочный забор противника и приступило к проверке местности миноискателем. Работа производилась лёжа. Сержант Карасёв встал и отделился от бойцов в сторону противника на 20 метров. Увидев около себя 3-х человек в маскхалатах, он крикнул: «Стой, кто идёт!». Когда послышалась немецкая речь, сержант сделал 2-3 шага вперёд и ударил первого попавшего прикладом. Немец упал. Остальные открыли огонь из автоматов. К Карасёву, ведя огонь, подползли наши бойцы. Сержант был тяжело ранен в ногу и в плечо и был эвакуирован в расположение роты. Бойцы ещё некоторое время продолжали вести перестрелку. А когда на рассвете наши бойцы отошли к своим траншеям, было видно, как трое немцев подняли одного и понесли в дзот. В эту же ночь взвод лейтенанта Ласточкина подобную разведку минных полей произвёл в районе деревни Антоново и Потапово. В трудных условиях боевой обстановки задачи разведки были выполнены полностью. 7 декабря подразделения батальона были сняты на выполнение других задач. Операция по разгрому Гжатско-Вяземского плацдарма врага Подготовка 33-й армии к февральско-мартовскому наступлению началась с боевой деятельности сапёров. 19 февраля 1943 года батальон получил боевое распоряжение нач. инжа 33-й армии о выделении 2-3 рот в распоряжение корпусного инженера 7-го гвардейского стрелкового корпуса с задачей: 1) устройство проходов в заграждениях противника; 2) обеспечение в инженерном отношении приданной корпусу артиллерии; 3) производство сплошного разминирования и уничтожения сооружений противника при выполнении ближайшей задачи соединениями стрелкового корпуса; 4) создание оперативных заграждений для обеспечения правого фланга соединений стрелкового корпуса; 5) устройство переправ через водные препятствия, содержание ледяных переправ и несение комендантской службы на них. 2-я инженерная рота поступила в распоряжение див. инженера 5 г. с. д., 3-я инженерная рота – в распоряжение бригадного инженера 112 стр. бригады, 1-я инженерная рота произвела сдачу объектов инженерных заграждений в Малоярославецком оборонительном районе 11 инженерной минной бригаде, и 22-го февраля прибыла в район действия 33-й армии. Батальон, таким образом, всеми тремя ротами перешёл в оперативное подчинение нач. инжа 33-й армии. 2-я и 3-я роты, немедленно по прибытии в соединения, приступили к выполнению поставленных боевых задач. Условия боевой деятельности были необычны. Траншеи и дзоты противника располагались в 10-20 метрах от проволочных заграждений. Все проходы к проволочным заграждениям свободно простреливались пулемётами из дзотов и автоматами из траншей. Автоматчики во многих местах, у самой проволоки, сидели в засадах. Немецкая разведка действовала в полосе переднего края обороны. На некоторых участках даже велась разведка боем. Проделывание проходов производили, главным образом, путём взрыва. В ночное время это немедленно заставило насторожиться противника после первого же взрыва и быть бдительным на всех участках обороны. Ночью 20 февраля красноармейцы Липатников и Дубовицкий сделали первую попытку взорвать проволочное заграждение врага. Им удалось подползти вплотную к цели, но там они были замечены. Немцы открыли по ним шквальный огонь, и они погибли. Первая неудача не убавила настойчивости сапёров. Следующую ночь красноармейцы Голушко и Трухан на этом же участке взорвали проволоку противника. За ними одна за другой, каждую ночь поползли группы отважных бойцов к заграждениям. Каждая такая вылазка представляла собой сложную инженерную операцию. Нужно было изучить расположение боевых точек противника, найти открытые подходы, выбрать время вылазки, организовать огневое прикрытие. Много бойцов и командиров батальона погибли смертью храбрых, но их заменили их товарищи, защищая честь батальона, честь ордена и знамени, шли и рвали заграждения. В батальоне свято выполняется закон: «Умри, но приказ исполни!» Вместе с 110 стрелковой дивизией на штурм Вязьмы 4 марта 1943 года вся рота ст. лейтенанта Елисеева поступила в распоряжение дивизионного инженера 110 стрелковой дивизии. Двигаясь в основном с 1291 стрелковым полком, рота выполняла самые разнообразные задачи. Ее саперы работали в составе отрядов преследования, плечом к плечу с пехотинцами, часто под сильным огнем, проделывая проходы в минных полях. Её сапёры вслед за передовыми частями прокладывали дороги для движения артиллерии и автотранспорта. Немцы шли на всевозможные ухищрения, чтобы задержать продвижение дивизии. Их промежуточные рубежи были густо минированы. Плотность минирования особенно возрастала на подступах к Вязьме. Здесь в лесах мины были буквально на каждом шагу. Они лежали в снегу, висели на ветвях деревьев, проволочки натяжных фугасов тянулись словно паутина. В этих условиях нужно было обладать высоким мастерством минёров, чтобы не задерживать движение пехоты и тылов. Бесстрашными минёрами показали себя старший лейтенант Голованов, сержанты Филимонов, Попов, Полетаев, ефрейторы Носаль и Щукин, красноармейцы Тулупов, Перебенос. Командиры и бойцы спали на снегу у костров по 3-4 часа в сутки, все силы отдавая одной цели – продвижению вперёд. Сапёры сняли на подступах к Вязьме более 500 мин, сняли мощные фугасы на дороге, устроили объезды вокруг лесных завалов и взорванных мостов. Приходилось разминировать и дома в деревнях, и разнообразные сюрпризы и мосты, которые немцы не успели взорвать. Проделав 80-ти километровый путь наступления, рота ст. лейтенанта Елисеева вместе с передовыми частями 110 дивизии ворвались 12 марта в город Вязьма. Рота понесла потери в этих боях, но, как всегда с честью выполнила свою задачу, чем способствовала успешному продвижению частей дивизии. Высокую оценку от нач. инжа дивизии получила рота. В составе 7-го гвардейского стрелкового корпуса Вторая рота капитана Кочергина обеспечивала действия 7-го гск в составе 5-й гв. стр. дивизии и 112-й стр. бригады. С 4 по 22 марта рота прошла с боевыми порядками корпуса свыше 120 км. На пути её бойцами было снято свыше 1000 противотанковых и противопехотных мин, 22 фугаса, построено 11 временных мостов и переправ, 10 съездов у разрушенных мостов, несколько КП и НП. Труднейшими были задачи по пропуску соединений корпуса через бывший передний край обороны противника. Вот как справился с этой задачей взвод лейтенант Величко. Утром 8 марта был получен приказ: проложить дорогу через передний край обороны противника в районе д. Батюшково для пропуска 112 стр. бригады. От наших до немецких траншей виднелась только тропинка в один след, по которой пошли преследовать врага передовые отряды пехотинцев. С ними ушёл с миноискателем сержант Некрасов, проделавший эту тропинку в ночь перед наступлением под сильным огнём гитлеровцев. С миноискателями и щупами разошлись минёры по широкому фронту, тщательно исследуя каждый метр будущей дороги, снимая противопехотные и противотанковые мины. Было обнаружено сложное минирование – под нашими противопехотными минами были обнаружены противопехотные фугасы, а под противопехотными фугасами – противотанковые мины, вмёрзшие в землю, поставленные ещё осенью. Мины в три этажа – это смутило опытных сапёров. Куча снятых мин вырастала на глазах. Вмёрзшие мины подрывали. Через траншеи перебрасывали мостки и ставили ограждения. По пробитому нашими сапёрами коридору, в котором было снято 643 мины, потянулись артиллерия и обозы. Весь день шла бригада, не было ни одного случая подрыва. Высокую оценку получил взвод от нач. инжа войск 112-й стр. бригады. Сапёрная смекалка помогла Ввиду того, что рубеж обороны армии проходил в основном по р.Воря, инженерная подготовка наступления не ограничивалась проделыванием проходов в минных полях и проволочных заграждениях. Необходимо было еще до начала наступления построить переправы и мосты через р.Воря, способные пропустить дивизионные грузы. Подразделения батальона построили 4 таких моста. Работа эта проходила в сотне метров от немецких траншей и представляла большие трудности. Вот в таких условиях 3-я рота строили мост в районе деревни Батюшково. От нашего переднего края до реки было около 400 метров совершенно ровной открытой местности. Правый берег реки круто поднимался вверх. В ста, стопятидесяти метрах от него тянулись траншеи противника. Лейтенант Родин и сержант Филимонов разведали вражескую систему огня, обследовали берега, состояние льда, грунт дна реки. Место для постройки моста выбрали таким образом, чтобы крутость берега укрывала работающих саперов от огня двух пулеметов противника, а подорванный немцами пешеходный мостик маскировал их от наблюдения третьего немецкого пулеметчика. Работали ночами. 800 метров тащили на себе лесоматериал. Чтобы бревна не выделялись на снегу, их предварительно ошкуривали. Шесть бойцов перетаскивали бревно через траншеи и волокли его по полю. Как только взлетала ракета, старший подавал команду: «Ложись». Бойцы падали и лежали без движения до команды: «Встать». На пути приходилось ложиться 3 – 4 раза. А иногда ракеты взлетали одна за другой, и саперы терпеливо лежали на мокром снегу. Требовалась величайшая выдержка от всех. Неосторожность одного человека могла погубить все дело. По одному бревну бойцы доставили к месту постройки 150 бревен: 300 раз прошли они эти 800 метров. Немцы, хотя и не замечали саперов, вели «прочесывающий» огонь. Выход из нашей траншеи был пристрелян ими. Поэтому зачастую идти приходилось под пулями. На мосту в это время кипела работа. Лучшие плотники роты: Щукин, Грош, Хирный и другие; проваливались в воду, мокрые, леденея на ветру, ставили опоры, подгоняли прогоны и настил. И это было очень сложно. Чтобы гитлеровцы не услышали звук топоров, элементы моста крепили проволокой. Чтобы забить скобы, ждали, пока начнется пулеметная перестрелка, и треск пулеметов замаскирует шум плотничной работы. Большой боевой опыт командиров и бойцов части, применение военной хитрости, а главное – массовый героизм, самоотверженная работа бойцов позволили с честью в срок и без потерь выполнить труднейшую задачу. Мост в Батюшково вскоре выдержал испытание: по нему прошла вся 112-я стрелковая бригада. Первая рота включилась в боевую работу 1-я рота старшего лейтенанта Голубовича, обеспечивая продвижение мехтранспорта 33-й Армии, устаивая проходы в минных полях противника и делая уширения в них, сняла свыше 230 противопехотных и 180 противотанковых, расчистила не одну тысячу метров дорог от снега и произвела съемку инженерных сооружений немецкого узла сопротивления на участке Скугарево – Уполозы. Движение по армейской дороге грозило быть сорванным, так как мост через р.Рославка немцы уничтожили, а лед стал уже непрочным. Для постройки моста ночью 16 марта в д. Кочаны прибыла рота старшего лейтенанта Голубовича. Утром она приступила к работе. Первая часть задачи состояла в том, чтобы очистить участок постройки моста от обломков взорванного и проверить его на минирование. Красноармеец Шаманин щупом обнаружил деревянную немецкую мину нового типа. Командиры ознакомились с ней, показали бойцам, как ее обезвреживать. Вскоре нашли мину еще другого типа. Наличие мин различных типов, металлических и деревянных, создало большие затруднения в работе. Однако, уже к концу дня, сняв на узком участке 45 мин и 4 фугаса, рота закончила разминирование. Командиры и бойцы с огромной энергией взялись за строительство моста. Тяжелы бревна подносили бегом. Делались лишь короткие передышки для еды и сна. Каждый стремился проявить полезную инициативу, чтобы ускорить окончание строительства. Особенно отличились сержанты Владимиров и Атрошенков, красноармейцы Провоторов, Панюшкин, Давиденко и Гапоненко. В результате напряжения всех сил личного состава мост длинною 56 метров под грузы 60 тонн был построен раньше срока на 2 дня, обеспечив бесперебойное движение по армейской дороге. После успешных операций по освобождению города Вязьмы от немецко-фашистских захватчиков член Военного Совета 33-й Армии генерал Бабийчук дал указание подготовить материал о действиях батальона в операции по разгрому Гжатско-Вяземского плацдарма врага, на предмет присвоения батальону наименования Гвардейского. Комиссар батальона майор Есин В.В. подготовил обстоятельный материал о боевых делах батальона и отправился один в далекий путь на КП 33-й Армии. Стояла теплая весенняя погода. Снег везде растаял. Дороги были непроходимы для всех видов транспорта, даже для 3-х осных немецких трофейных тягачей. КП 33-й Армии находился в 33 километрах от штаба батальона. Через семь часов изнурительного пути по такой дороге материал был доставлен по назначению

Дмитрий М: Просто шикарные воспоминания.. Громадное спасибо !

Дмитрий М: В отношении Гордова. Знаете, я полностью согласен с Вами с тем, что его дурь не имела границ. А вот в одном сомнения. Вернее предположения. Но опять это надо проверять. Касается командиров и их постановки лично в цепь наступающих. Потери 33 армии всегда были большими, но в 1943-44 они носили какой-то просто убийственный характер. Дивизии за 10 дней боев теряли по 500-1000 человек только убитыми. Прибавьте раненных , что получается ??! В то же время полно воспоминаний про наших командиров среднего звена, которым было просто фиолетово до своих подчиненных. Пьянство, блядство, раздолбайство. Не все, не везде, но все же. И если Гордов таких (включая командиров дивизий и корпусов) ставил не со стороны посмотреть, что такое идти на пулемет, а в реальность, то честь ему и хвала. Опять, могу ошибаться, но что-то вой в докладе комиссии больше по этому поводу, чем по погубленным солдатам. А дыма без огня не бывает.. Но сейчас, повторяю, сложно найти правду.

феддоренко: Доброе время суток,ДМИТРИЙ! По поводу Гордова.В ВАШИХ доводах есть резон.Но мне К СОЖАЛЕНИЮ не попадалась информация о его человеческом отношении к окружающим. ТОТ же ВАШУГИН был не меньшим дуроломом,чем ГОРДОВ НО.......ДА, сейчас сложно найти правду. Я очень рад,что материал берет за ""душу"Такие воспоминания и ВИНИАМИНА ЕВГЕНЬЕВИЧА.ТОЕСТЬ ,Война глазами ком отделения ,а поже комсорга С уважением Виктор

феддоренко: Дмитрий,обращаюсь к ВАМ как к модератору.В первой части темы на листах№6 и 7 на месте вложения картинка с фотоапаратом,. ЭТО Я НАЧУДИД ИЛИ НЕТ??????? Если это возможно верните,пожалуйста, изображения во вложения. Вчера с закачкой"ВОСПОМИНАНИЙ" были небольшие проблемы,вот и думаю,что это я начудил С уважением ВИКТОР

Дмитрий М: феддоренко пишет: Если это возможно верните,пожалуйста, изображения во вложения. Вчера с закачкой"ВОСПОМИНАНИЙ" были небольшие проблемы,вот и думаю,что это я начудил Пока не уверен, что это Вы начудили. Макс, это не сбой какой-то по форуму ???

RedMaks: Дмитрий М пишет: Макс, это не сбой какой-то по форуму ??? Надо отсмотреть все недавно загруженные фото... Считаю,что лучше перезалить....

феддоренко: Уважаемые читатели ,давайте посмотрим какие задачи выполнял батальон в сентябре 1942г. при переходе 33 армии к обороне. ТРЕТЬЯ РОТА БАТАЛЬОНА. 3-я инженерная рота с 16 по 25 сентября 1942 года выполняла боевое задание по постройке дзотов передней линии обороны в 53 и 160 стрелковых дивизий. За 10 дней было под огнём противника построено 9 дзотов в 53 с. д. и 14 дзотов в 160 с. д. Командование дивизий объявило в приказах по дивизиям благодарности командирам взводов Родину и … и бойцам, участвующим в работах и проявивших особую самоотверженность, мужество и трудолюбие: старшим сержантам Филимонову, Ортину, Зинину, сержанту Попову, красноармейцам Щукину, Грош, Хирному, Кузьминову, Фадееву и Мишину. Вторая рота для укрепления отбитой у немцев местности строила дзоты. Километрах в четырёх от передовой рубили срубы. На автомашинах и конных повозках их перевозили на места установки. Заслышав шумы моторов, фрицы начали стрелять из миномётов по дороге. Осколок пробил ветровое стекло у одного из наших ЗИСов. Водитель был ранен, но материалы были доставлены на место. Дзоты выходили на славу. Мастера-сапёры Янушков, Гарбузов, Дураков, Гучев и др. строили крепко, чтобы бойцы в нём чувствовали себя в безопасности. 3-й взвод 2-й роты с 29 августа по 5 сентября был прикомандирован к 428-й танковой бригаде, действовавшей в районе Скугаревских высот. 30 августа командование бригады приказало этому взводу построить наблюдательный пункт на переднем крае. Это было сложное боевое задание. Под руководством командира взвода лейтенанта Величко под сильным огнём противника, при свете луны, отважно работали красноармейцы Саврунов, Полухин, Гусаков, Новиков, сержант Гончаров и ефрейтор Сидельников. Тяжело ранен Новиков и отправлен в тыл. Законченный наблюдательный пункт был тщательно замаскирован. Какой же итог деятельности батальона с 20 августа по 12 сентября по донесениям командиров действующих частей. «Обеспечивая действия 17-й стрелковой дивизии и взаимодействующих с ней 18-й и 80-й танковых бригад, 42 ОМИБ все инженерские работы выполнил с оценкой отлично. Им было снято перед передним краем противника 809 противотанковых мин, установлено перед передним краем 477 мин, срублено дзотов 12 штук, построено для форсирования рек 7 штурмовых мостиков и разведано более 10 бродов для танков, построено несколько наблюдательных пунктов. Личный состав батальона проявил мужество и геройство». наградной лист на красноармейца КОРОЛЕВА ИВАНА ПАВЛОВИЧА,сапер -подрывник-разведчик, 1913г.р.,б\п, русский в РККА с октября 1941г.,участие в ВОв октябрь1941г.-март 1942г. 16 армия,апрель -май1942г. 50 армия ,июль1942г. 43 армия,август 1942г. 33 армия.Награжден знаком ""ОТЛИЧНЫЙ САПЕР"" Представляется к награждению медалью ""ЗА ОТВАГУ""

феддоренко: Продолжение наградного листа на красноармейца КОРОЛЕВА И.П. Резолюции вышестоящих начальников.Приказом по войскам 33 армии №039 от07.02.1943 г. красноармеец КОРОЛЕВ и.П. награжден медалью ""ЗА ОТВАГУ"" Приказ созревал у г-ла В.ГОРДОВА три месяца под "СУКНОМ" Сапер КОРОЛЕВ И.П. дожил до 09.05.1945г.

феддоренко: красноармеец КУВШИНОВ СТЕПАН ИВАНОВИЧ,сапер-разведчик-подрывник,1915 г. р.,б\п,русский,в РККА с июня 1941г.,участие в ВОв с 02.07.1942г. июль1941г. 7 МК ,август1941-март 1942г.19 и 16 армии,апрель-май 1942г. 50 армия,июль1942г. 43армия,август 1942г. 33 армия.Представляется к награждению медалью ""ЗА ОТВАГУ""

феддоренко: продолжение наградного листа на сапера КУВШИНОВА С.И. Резолюции вышестоящих начальников.Приказом по войскам 33 армии №039 от 07.02.1943г. красноармеец КУВШИНОВ С.И. награжден медалью ""ЗА ОТВАГУ"" Сапер КУВШИНВ С.И. дожил до 09.05.1945г.

феддоренко: Ст.сержант МОРОЗОВ НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ,командир отделения, 1921г.р.,русский,член ВЛКСМ,в РККА с 1938г.,участие вВОв с02.07.1941г. июль 1941г. 7МК,август 1941г-март 1942г. 19 и16 армии,апрель-май 1942г. 50 армия,июль1941г. 43 армия,август 1942г 33армия.Награжден знаком ""ОТЛИЧНЫЙ МИНЕР"".Представляется к награждению медалью ""ЗА ОТВАГУ""

феддоренко: Продолжение наградного листа на ст. сержанта МОРОЗОВА Н.В. Резолюции вышестоящих начальников.Приказом по войскам 33 армии №039 от07 февраля 1943г ст.сержант МОРОЗОВ Н,В, награжден медалью ""ЗА ОТВАГУ"" Ст.сержант МОРОЗОВ Н.В. дожил до ПОБЕДЫ,

феддоренко: Красноармеец НОСАЛЬ АЛЕКСЕЙ ИВАНОВИЧ,сапер-разведчик-подрывник 1920г.р.,украинец,б\п.,в РККА с мая 1941г.,участие в ВОв с 02.07.1941г. июль 1941г. 7МК. август1941г.-март 1942г. 19 и 16 армии,апрель-май1942г. 50 армия, июль1942г. 43 армия, август 1942г. 33 армия.Награжден знаком ""ОТЛИЧНЫЙ МИНЕР"", Представляется к награждению медалью ""ЗА ОТВАГУ""

феддоренко: Продолжение наградного лис та на красноармейца НОСАЛЬ А.И. Резолюции вышестоящих начальников.Приказом по войскам 33 арми №039 от 07.02.1943г. красноармеец НОСАЛЬ А.И.награжден медалью ""ЗА ОТВАГУ"" Красноармеец НОСАЛЬ А.И. встретил ДЕНЬ ПОБЕДЫ А наш "ОТЕЦ РОДНОЙ" А.ГОРДОВ- приказ под "СУКНО" на три месяца на созревание.

феддоренко: КРАСНОАРМЕЕЦ ПЫРКИН ИВАН АЛЕКСЕЕВИЧ ,САПЕР,1919Г.Р. РУССКИЙ член ВЛКСМ, в РККА с сентября 1939г.,ветеран батальона,участие в ВОв с 02.07.1941г. ,июль 1941г. 7МК,август 1941г.-март 1942г. 19 и 16 армии,апрель-май 1942г. 50 армия, июдь 1942г. 43 армия, август 1942г. 33 армия.Награжден знаком ""ОТЛИЧНЫ МИНЕР"".Представляется к награждению медалью ""ЗА ОТВАГУ""

феддоренко: Продолжение наградного листа на красноармейца ПЫРКИНА И.А. Резолюции вышестоящих начальников. Приказом по войскам 33 арми №039 от07.02.1943г. красноармеец ПЫРКИН И,А. награжден медалью ""ЗА ОТВАГУ"" Сапер ПЫРКИН И.А. дожил до ПОБЕДЫ

феддоренко: Сержант ТУГУЗОВ ИВАН ЯКОВЛЕВИЧ ,командир отделения,1919г.р. русский,член ВЛКСМ, В РККА с сентября 1939г.,ветеран батальона ,участие в ВОв с 02.07.1941г .июль1941г. 7МК, август1941г.-март 1942г. 19 и 16 армии, апрель-май 1942г. 50 армия,июль 1942г. 43 армия, август 1942г. 33армия. Награжден знаком ""ОТЛИЧНЫЙ МИНЕР"".Представляется к награждению медалью ""ЗА ОТВАГУ""

феддоренко: Продолжение наградного листа на сержанта ТУГУЗОВА И.Я. Резолюции вышестоящих начальников.Приказом по войскам 33 армии №039 от07.02.1943г. сержант ТУГУЗОВ И.Я. награжден медалью ""ЗА ОТВАГУ"" Сержант ТУГУЗОВ И.Я. дожил до ПОБЕДЫ,



полная версия страницы